Меню Закрыть

Права и защита человека в судебной системе

§1. Судебная система защиты прав человека и гражданина

Конституция РФ устанавливает, что правосудие в Российской Федерации может осуществляться только судами. Никакие другие органы и лица не вправе принимать на себя судебные функции. Не допускается создание чрезвычайных, шариатских судов, «троек», осуществление самосуда по мотиву кровной мести и т.п.

Судебная защита прав человека — совокупность материальных и процессуальных прав любого физического лица (независимо от каких-либо различий по признакам государственной, социальной, половой, расовой, национальной, языковой или политической принадлежности либо происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, места рождения, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств), обеспечивающих восстановление нарушенных прав либо предотвращение неправомерного применения правовых норм посредством обращения в суды.

Правосудие — это деятельность суда, осуществляемая в предусмотренном процессуальным законом порядке и заключается в рассмотрении и разрешении конфликтов, связанных с действительным или предполагаемым нарушением норм гражданского, уголовного, административного и иных отраслей права.

Но применение этого способа защиты возможно лишь тогда, когда суду обеспечена реальная независимость, когда он принимает решения только на основе рассмотрения доказательств, по убеждению, по совести и полностью огражден от всякого давления извне, особенно со стороны властных структур. В этих условиях суд становится надежным гарантом прав и свобод личности в конфликтных отношениях, возникающих между гражданином и государством.

В цивилизованном обществе суду принадлежит центральное место во всей правовой системе. Именно суд олицетворяет подлинное право, истинную справедливость. Чем выше роль, авторитет суда и правосудия в целом, чем большей самостоятельностью и независимостью обладает суд во взаимоотношении с представительными органами и органами управления, тем выше в стране уровень законности и демократии, тем надежнее защищены от возможных посягательств права и свободы граждан.

С сожалением приходится констатировать, что в Российской Федерации роль суда как гаранта прав личности пока еще крайне низкая. Мы уже привыкли: что ни газета, то судебная драма. Нет смысла пересказывать варианты судебных ошибок — их бесконечно много. Вопрос в другом: как быстрее избавиться от этого социально опасного зла, творимого под видом правосудия? Почему суд не замечает явного брака в работе следователя и прокурора?

Причин тому много. Из-за культивировавшегося советской властью пренебрежения к регулирующим возможностям права, подмены юридических актов волевыми решениями, голым администрированием суд изначально оказался низведенным до уровня обычного управленческого учреждения.

Конституция РФ гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод (ч.1 ст.46). Местоимение «каждому» означает, что право на защиту обеспечивается любому лицу: работающему в государственном, общественном, частном, смешанном или ином предприятии, нигде не работающему, пенсионеру, военнослужащему, студенту, школьнику, дееспособному либо находящемуся под опекой или попечительством (в таких случаях действует представитель) и т.д. Это право гарантируется не только гражданину, но и иностранцу, а также лицу без гражданства. Причем защите подлежат любые права и свободы, в каком бы документе они ни были закреплены — в Конституции, отраслевом законодательстве, других нормативных или индивидуальных правовых актах.

Иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами Российской Федерации, за исключением реализации политических прав и выполнения воинских обязанностей. Все лица, находящиеся на территории Российской Федерации вправе обращаться как в российский суды, так и в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты.

Более десяти лет проводится судебная реформа, которая предусматривает:

а) создание независимой судебной власти, способной эффективно защищать права и свободы человека и гражданина;

б) отправление правосудия на основе принципа состязательности и равноправия сторон, освобождение суда от выполнения несвойственных для него функций;

в) участие граждан в отправлении правосудия в качестве присяжных заседателей;

г) усиление судебного контроля на стадии предварительного следствия;

д) расширение доступа к правосудию;

е) обеспечение граждан квалифицированной юридической помощью.

За прошедшие годы приняты определенные меры по утверждению судебной власти как самостоятельной, независимой и сильной ветви государственной власти. Вступили в силу такие новые законы, как «О судебной системе Российской Федерации», «О Конституционном Суде Российской Федерации», «Об арбитражных судах в Российской Федерации», «О дополнительных гарантиях социальной защиты судей и работников аппаратов судов Российской Федерации», «О Судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации», «О судебных приставах», «Об исполнительном производстве», «О мировых судьях в Российской Федерации», Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации».

Принят также ряд существенных дополнений и изменений в действующие Уголовно-процессуальный, Гражданский процессуальный кодекс, а также постановлений Верховного Суда Российской Федерации и Конституционного Суда Российской Федерации, направленных на усиление судебной защиты конституционных прав человека и гражданина, расширение возможностей доступа граждан к правосудию.

Важным шагом в создании механизмов защиты прав человека в России стал Закон РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» от 27 апреля 1993 г. Он устранил существовавшую ранее дискриминацию и закрепил право каждого на судебную защиту прав и свобод.

В последние годы принят ряд новых нормативных актов, обеспечивающих защиту прав и свобод человека. Однако, правовая база, обеспечивающая в полной мере отправление правосудия в соответствии с Конституцией Российской Федерации и общепризнанными принципами и нормами международного права, еще не создана. Затягивается принятие базовых для правосудия законов о судах общей юрисдикции, о народных заседателях федеральных судов общей юрисдикции, об адвокатуре, о государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству, о ювенальной юстиции и т.д.

Острой продолжает оставаться проблема своевременного рассмотрения судами уголовных и гражданских дел. По оценкам Верховного Суда РФ, каждое пятое уголовное дело и каждое шестое гражданское дело рассматривается с нарушением процессуальных сроков, чем грубо нарушаются права человека и гражданина, предусмотренные Конституцией Российской Федераций, общепризнанными принципами и нормами международного права.

Граждане редко обращаются в суды, боясь волокиты и бюрократизма, почти не надеясь добиться там истины. Судьи неправомерно отказывают в принятии исковых заявлений. Сроки исполнения судебных решений повсеместно нарушаются, система судебных приставов работает неудовлетворительно, особенно в части возмещения гражданам причиненного ущерба.

Однако осуществлению правосудия в соответствии с законом препятствуют объективные факторы.

Финансирование судов оставляет желать лучшего. В судах отключаются телефоны, отопление, электроэнергия, нет средств на оплату почтовых расходов, возмещение расходов, понесенных участниками судебного процесса. Здания и оборудование большинства судов находятся в аварийном состоянии, не приспособлены к отправлению правосудия.

Недостаточность финансирования ведет к прямой зависимости судей от органов государственной власти субъектов Российской Федерации.

Существуют большие претензии как к качеству работы судей, так и к их моральному облику. Ошибки, допускаемые судами при применении материального и процессуального законодательства, влекут пересмотр и отмену соответственно 15% уголовных дел и около 30% гражданских дел.

Государство не выполняет взятых на себя обязательств по обеспечению конституционного права каждого на квалифицированную юридическую помощь, оказание бесплатной юридической помощи малоимущим гражданам.

Таким образом, судебную защиту прав человека в России не следует идеализировать, но и пренебрегать ей тоже не стоит. Несмотря на все недостатки, судебная система защиты прав и свобод человека посредством правовых средств является наиболее эффективным механизмом восстановления нарушенных прав. Судебная система представляет собой основную структуру для защиты прав человека на национальном уровне.

В соответствии с Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации» от 31.12.96 №1-ФКЗ судебную систему Российской Федерации составляют федеральные суды. Конституционные суды и мировые судьи субъектов Российской Федерации.

К федеральным судам относятся:

Конституционный Суд Российской Федерации (по жалобам на нарушения конституционных прав и свобод граждан, по проверке запросов судов о конституционности законов, применяемых в конкретных делах);

Система федеральных судов общей юрисдикции:

Верховный Суд Российской Федерации, верховные суды республик, краевые и областные суды, суды городов федерального значения, суды автономной области и автономных округов, районные суды, военные (по делам о воинских преступлениях, дисциплинарных проступках и по гражданским делам, отнесенным к их компетенции) и специализированные суды;

Система федеральных арбитражных судов:

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, федеральные арбитражные суды округов, арбитражные суды субъектов Российской Федерации (по делам о защите нарушенных или оспариваемых прав граждан в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности).

К судам Российской Федерации относятся:

конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации, мировые судьи, являющиеся судьями общей юрисдикции субъектов Российской Федерации.

Теперь о Верховном суде Российской Федерации.

Согласно Конституции РФ (ст.126) Верховный суд РФ является высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным делам общей юрисдикции, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики.

Верховный Суд РФ осуществляет судебную юрисдикцию на всей территории России; является окончательной судебной инстанцией по всем делам, отнесенным к его компетенции; вправе проверить в порядке надзора любое решение нижестоящего суда, включая военные и специализированные суды, по любому делу; направляет судебную практику, давая разъяснения по вопросам применения законодательства; обладает правом законодательной инициативы; выносит заключение о наличии в действиях Президента РФ признаков преступления.

Верховный Суд РФ может изъять любое гражданское дело из нижестоящего суда и принять его к своему производству в качестве суда первой инстанции. Верховный Суд РФ рассматривает по первой инстанции в порядке гражданского судопроизводства следующие дела: об оспаривании ненормативных актов Президента РФ, Федерального Собрания РФ, Правительства РФ; нормативных актов федеральных министерств и ведомств, касающихся прав и свобод граждан; постановлений о прекращении полномочий судьи; о приостановлении и прекращении деятельности общероссийских и международных общественных объединений; об оспаривании решений и действий Центральной избирательной комиссии по подготовке и проведению референдума, выборов Президента РФ и депутатов Федерального Собрания; по решению споров между органами государственной власти.

Верховному Суду РФ подсудны уголовные дела, отнесенные к его подсудности федеральным законом, а также дела особой сложности или особого общественного значения, которые он вправе принять к своему производству по собственной инициативе либо по инициативе Генерального прокурора РФ при наличие ходатайства обвиняемого.

По сложившейся практике уголовное дело, по которому вынесен смертный приговор, истребуется Верховным Судом РФ для проверки в порядке надзора даже при отсутствии жалобы осужденного.

Согласно Инструкции по делопроизводству в Верховном суде Российской Федерации от 18 ноября 1996 г. в суде ведется прием граждан, обжалующих вступившие в законную силу судебные решения. Запись граждан на прием проводят заместитель начальника отдела приема граждан и старший консультант. Они же разъясняют порядок обжалования судебных постановлений и какой государственный орган полномочен разрешить их жалобу. Прием проводят судьи.

Если на личном приеме ставятся вопросы, которые не относятся к компетенции Суда или они не могут быть разрешены принимающим, то посетителю дается разъяснение, куда ему следует обратиться.

Жалобы от граждан принимаются под расписку с приложением надлежаще оформленных судебных материалов: —

копии решения (приговора, определения) суда первой инстанции; —

копии кассационного определения; —

ответов на жалобы, поданные в надзорном порядке; —

доверенности по гражданскому делу, если лицо не участвует в деле.

Если заявитель не имеет при себе необходимых документов, ему разъясняют порядок их получения. В случае, когда гражданин лишен возможности собрать необходимые документы, ему предлагается оставить жалобу в Суде для принятия решения по жалобе без личного приема.

Письменные ответы о принятом решении по жалобам вручаются в день приема. В случае оставления жалобы без удовлетворения, приложенные к ней документы возвращаются заявителям.

Надлежаще оформленные надзорные производства по жалобам, рассмотренным на личном примере, в трехдневный срок передаются в соответствующий судебный состав, секретариат Президиума или в отдел проверки судебных решений в порядке надзора.

Право на судебную защиту

Статья 46 Конституции РФ провозглашает:

«1. Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

2. Решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд.

3. Каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты.».

Статья 47 Конституции РФ провозглашает:

«1. Никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

2.Обвиняемый в совершении преступления имеет право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей в случаях, предусмотренных федеральным законом.».

1. Конституция РФ провозгласила права и свободы человека и гражданина высшей ценностью, обеспечиваемой правосудием, и возложила на государство обязанность признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина. Это свидетельствует о том, что Российская Федерация не только признает основные права и свободы человека, но и декларирует защиту прав и свобод своих граждан в качестве одной из приоритетных государственных функций.

Дело в том, что судебная защита является одним из видов государственной защиты прав и свобод человека и гражданина и представляет собой механизм принудительного обеспечения гарантий прав и свобод человека и гражданина, установленный государством через систему специализированных государственных органов — судов.

Правом на судебную защиту обладают не только граждане, но и их объединения. Таким образом, судебная защита распространяется на неограниченный круг лиц и отсутствуют какие-либо формализованные ограничения на использование этого способа защиты субъективного права и законного интереса. Суды выносят решения от имени государства, и государство обеспечивает исполнение этих решений. При этом право на судебную защиту гарантируется не только гражданам России, но и иностранцам, а также не имеющим гражданства лицам.

Судебной защите подлежат все без исключения права и свободы, как принадлежащие индивиду в силу прямого указания Конституции РФ и иных законов, так и не имеющие нормативного закрепления, но не противоречащие закону. Право на судебную защиту как закрепленное законом, имеющим высшую юридическую силу, является непосредственно действующим вне зависимости от наличия соответствующей процедуры его реализации.

Судебная защита относится к числу прав, которые не подлежат ограничению, поскольку ограничение этого права ни при каких условиях не может быть обусловлено необходимостью достижения признаваемых Конституцией РФ целей: защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Право на судебную защиту обеспечивает реализацию прав и свобод граждан, потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью, которым государство обеспечивает доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба, возмещение вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти. В рамках судебной защиты реализуется право на получение квалифицированной юридической помощи, на обжалование незаконных действий и решений государственных органов и должностных лиц.

2. Весьма важное значение в сфере усиления защиты прав и свобод личности принадлежит положению Конституции РФ о возможности обжалования в суд решений и действий (или бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц (ч. 2 ст. 46 Конституции).

На суд как орган правосудия кроме защиты субъективных прав посредством рассмотрения дел об уголовных и административных правонарушениях, разрешения споров между участниками частноправовых отношений возлагается конституционная обязанность контролировать деятельность публичной власти в сфере признания, соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина. Поэтому в судебном порядке могут быть обжалованы нормативные и ненормативные акты, действия или бездействие органов государственной власти и местного самоуправления, а также их должностных лиц, государственных и муниципальных служащих.

Граждане вправе обжаловать как сами решения и действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц, так и послужившую основанием совершения этих действий (решений) информацию либо то и другое одновременно. При этом граждане освобождены от обязанности доказывать незаконность обжалуемых действий (бездействия), однако должны доказать факт нарушения этими действиями (бездействием) своих прав и свобод. Процессуальная обязанность документально доказать законность обжалуемых действий возлагается на органы и лица, действия (бездействие) которых обжалуются.

В зависимости от вида оспариваемых актов, содержания публично-правового спора, его субъектного состава и характера обжалуемых действий таким судом может быть Конституционный Суд РФ или конституционный (уставной) суд субъекта РФ, Верховный Суд РФ и другие суды общей юрисдикции, суды арбитражной юрисдикции.

Конституционный Суд РФ обеспечивает реализацию права граждан и их объединений на судебную защиту посредством проверки конституционности федерального закона или закона субъекта Федерации, примененного в конкретном деле, осуществляемой по их жалобам на нарушение конституционных прав и свобод.

3. Среди межгосударственных органов по защите прав и свобод человека и гражданина наиболее востребованным у российских граждан является Европейский суд по правам человека, куда они получили возможность обращаться с 5 мая 1998 года после ратификации Российской Федерацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Свою деятельность он осуществляет на основе принципа субсидиарности, подключаясь к вопросу реализации конвенционных положений, являющихся составной частью российской правовой системы, лишь в спорных ситуациях после исчерпания всех внутригосударственных средств правовой защиты.

Федеральным законом о ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод предусмотрено, что Российская Федерация признает в силу самого факта и без специального соглашения юрисдикцию Европейского суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения Российской Федерацией этих договорных актов. Следовательно, обязательный характер на территории страны имеют и постановления Суда, принятые в отношении Российской Федерации, что непосредственно влияет на уровень судебной защиты, осуществляемой российскими судами.

4. Статьи 7, 8 и 10 Всеобщей декларации прав человека, статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах и статья 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод устанавливают, что все равны перед законом и судом и что каждый при определении его гражданских прав и обязанностей имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. По смыслу этих положений право каждого на судебную защиту посредством независимого и беспристрастного суда, компетенция которого установлена законом, означает, что рассмотрение дел должно осуществляться законно установленным, а не произвольно выбранным составом суда. Соответственно часть 1 статьи 47 Конституции РФ гарантирует, что никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Для организации судопроизводства важным является определение подсудности рассматриваемых дел в качестве суда первой инстанции, которая закреплена процессуальным законодательством. Гражданский процессуальный кодекс РФ устанавливает подсудность гражданских дел мировому судье (ст. 23), районному суду (ст. 24), военным и иным специализированным судам (ст. 25), судам субъектов Российской Федерации (ст. 26), Верховному Суду Российской Федерации (ст. 27). В каждой из этих статей приводится перечень дел, подлежащих рассмотрению в соответствующем суде по первой инстанции.

Подсудность дел арбитражным судам регламентируется статьей 34 Арбитражного процессуального кодекса РФ. Дела, подведомственные арбитражным судам, рассматриваются в первой инстанции судами субъектов Российской Федерации, суда по интеллектуальным правам Российской Федерации и федеральных арбитражных судов округов.

Правовой институт подсудности позволяет установить компетенцию конкретного суда судебной системы на разрешение конкретного дела в качестве суда первой инстанции, что оказывается весьма важным в условиях существования двух параллельных судебных систем судебной власти.

Объединение двух действующих высших судебных органов позволит исключить не только конкуренцию судов двух параллельных ветвей судебной власти при принятии подсудных дел, поскольку вся судебная система станет замыкаться на один Верховный Суд Российской Федерации, но и конкуренцию судебных решений и постановлений высших судебных органов по вопросам правоприменения.

5. В части 2 статьи 47 Конституции РФ гарантируется право обвиняемого в совершении преступления на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей в случаях, предусмотренных федеральным законом, причем исключительная мера наказания — смертная казнь — может быть назначена только при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей (ч. 2 ст. 20).

Значение конституционного права обвиняемого на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей заключается в том, что процессуальная форма суда присяжных обеспечивает более надежную защиту прав и свобод человека и гражданина от незаконного и необоснованного обвинения и уголовного наказания, уменьшает риск судебной ошибки и произвольного осуждения подсудимого. Функционирование суда присяжных имеет важное общественно-политическое значение, заключающееся в предъявлении повышенных требований к качеству предварительного расследования и судебного разбирательства, профессионализму органов дознания, следователей, прокуроров, адвокатов и судей, соблюдению ими как своих профессиональных обязанностей, так и требований Конституции РФ и уголовно-процессуального законодательства.

Согласно статье 1 Федерального закона от 20.08.2004 №113-ФЗ «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» рассмотрение уголовных дел с участием присяжных заседателей федеральных судов общей юрисдикции проводится в Верховном Суде РФ, верховных судах республик, краевых, областных судах, судах городов федерального значения, автономной области и автономных округов, окружных (флотских) военных судах.

В суде присяжных полномочия в решении вопросов уголовного дела разделены между коллегией присяжных заседателей и профессиональным судьей (председательствующим). Коллегия присяжных выносит вердикт, т.е. решение по поставленным перед ней вопросам, включая основной вопрос о виновности подсудимого. Присяжные могут вынести обвинительный или оправдательный вердикт. Вынося обвинительный вердикт, коллегия присяжных заседателей отвечает на вопрос о том, заслуживает ли подсудимый снисхождения или особого снисхождения.

Процессуальная форма суда присяжных содержит двойной процессуальный механизм защиты невиновного человека от ошибок, обвинительного уклона профессиональных и непрофессиональных судей. Благодаря этому механизму суд присяжных по своему правозащитному потенциалу не имеет себе равных.

Эта форма судопроизводства зарекомендовала себя положительно и может быть с полным основанием отнесена к достижению судебной реформы.

Дата публикации: 12.01.2015 г.
Дата изменения: 14.12.2016 г.

Роль судебной системы Республики Казахстан в защите прав человека

Абдрасулов Е.Б., заведующий Центром по исследованию судебной системы Верховного суда Республики Казахстан, д.ю.н., профессор

Абдрасулов Е.Б., заведующий Центром по исследованию судебной системы Верховного суда Республики Казахстан, д.ю.н., профессор

Проблема защиты основных прав и свобод человека относится к числу универсальных — это ценности, подлежащие первоочередной защите во всех сферах общественной и государственной жизни. Правильно отмечалось в юридической литературе, что в общей шкале гуманитарных ценностей права человека, как и сам человек, занимают центральное место и доминируют над всеми остальными. При любом демократическом устройстве права и свободы граждан, а также их обязанности, составляют важнейший социальный и политико-юридический институт, объективно выступающий мерилом достижений данного общества, показателем его зрелости, цивилизованности. Он — средство доступа личности к духовным и материальным благам, механизмам власти, законным формам волеизъявления, реализации своих интересов. В то же время это непременное условие совершенствования самого индивида, укрепления его статуса, достоинства (Теория государства и права. / Под редакцией Н.И. Матузова и А.В. Малько-М.: Юрист, 2006. С.289). Именно поэтому высокоразвитые страны и народы, мировое сообщество рассматривают права человека и их защиту в качестве универсального идеала, основы прогрессивного развития и процветания, фактора устойчивости и стабильности. Весь современный мир движется по этому магистральному пути. Т. Джефферсон в свое время говорил: «Ничего не остается неизменным, кроме врожденных и неотъемлемых прав человека».

Несмотря на то, что в современном мире проблема защиты прав человека вышла далеко за пределы каждого отдельного государства и возникла необходимость в создании международно-правовых институтов, все же ведущая роль в механизме защиты прав и свобод человека сегодня и в обозримом будущем остается за национальными институтами. Одной из гарантий защиты прав человека является «эффективное и справедливое правоприменение. Обусловлено это двумя основными причинами: 1) применение права — это властная государственная деятельность, направленная на реализацию правовых предписаний в жизнь, т.е. устранение препятствий на пути реализации интересов субъектов правоотношений; 2) субъект правоотношения может обратиться в компетентный орган непосредственно за защитой законного интереса, а правоприменитель должен содействовать его охране либо осуществлению» (Малько А.В., Субочев В.В. Гарантии осуществления законных интересов. // Правоведение. 2007. №6. С.146).

Действительно, в механизме действия права, охватывающем основные элементы правовой системы: нормотворчество; нормативно-регулирующую систему (действующие нормы и институты права); информационную, контролирующую и надзорную систему; объект правового регулирования (отношения, деятельность и т.д.); цели и эффективность регулирования — совершенно особое место занимает правоприменительная деятельность государственных органов, так как во многих случаях именно через нее реализуется социально полезное правовое воздействие.

В свою очередь, в правоприменительной деятельности государственных органов по обеспечению эффективного воздействия правовых норм на общественные отношения огромная роль отводится судебной системе, которая выступает в качестве носителя судебной власти, а суды (судьи) являются элементами, из которых строится судебная система. Это особенно актуально для современного этапа, характеризующегося быстрым процессом формирования и развития правового государства, институтов демократического общества, упрочением гарантий осуществления политических, экономических, социальных прав и свобод граждан.

Многие органы государства частично или полностью выполняют правозащитную функцию, но она все же не отражает их социальной роли и предназначения. Судебная власть носит ярко выраженный правоохранительный характер, вследствие чего судебная форма защиты прав и охраняемых законом интересов является наиболее развернутой и детально урегулированной. Деятельность суда по защите прав называется правосудием, в то время как деятельность иных органов по такой же защите правосудием не является. Этим подчеркивается коренное отличие правосудия от иных форм защиты прав и интересов, которое обеспечивает действенное соблюдение гражданских (личных), политических, экономических, социальных и культурных прав человека. Говоря о приоритетных направлениях дальнейшего реформирования судебной системы, председатель Верховного Суда Республики Казахстан Мами К.А. подчеркивал, что главной становится работа по реализации задач, вытекающих из ежегодного Послания Главы государства. Среди них — упрощение судопроизводства, обеспечение объективности, стабильности и исполнения судебных решений, усиление гарантий защиты прав граждан, обеспечение независимости суда как гарантии справедливого правосудия, повышение квалификации судей, усиление роли адвокатов в судебном процессе, обеспечение открытости и прозрачности судебных процедур. Необходимо провести работу по дальнейшему приведению национального законодательства в соответствие с международными принципами и стандартами, что предопределяет укрепление судебной власти, как гаранта защиты прав и свобод граждан (См.: Мами К.А. Итоги прошлого, наметки на будущее. // Зангер. 2005. №3. С.6-10).

Право на справедливое и публичное разбирательство дела независимым и беспристрастным судом, закрепленное в ст. 8 Всеобщей декларации прав человека, гарантировано в ст. 13 Конституции Республики Казахстан, которая гласит: «Каждый имеет право на признание его правосубъектности и вправе защищать свои права и свободы всеми не противоречащими закону способами, включая необходимую оборону. Каждый имеет право на судебную защиту своих прав и свобод». Статья 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод гласит: «Каждый имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявленного ему, на справедливое публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона». Аналогичное право провозглашено во Всеобщей декларации прав человека (ст. 10), а также закреплено в ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах. Данный пакт был подписан Президентом Республики Казахстан 17 ноября 2003 года.

Общепризнанные принципы международного права находят сегодня свое подтверждение в судебных актах Республики Казахстан: в Постановлении Пленума Верховного Суда Республики Казахстан № 1 от 14 мая 1998 года «О некоторых вопросах применения законодательства о судебной власти в Республике Казахстан», в нормативном постановлении Верховного Суда Республики № 10 от 19 декабря 2003 года «О применении судами законодательства об оспаривании решений и действий (или бездействия) органов государственной власти, местного самоуправления общественных объединений, организаций, должностных лиц и государственных служащих», в нормативном постановлении Верховного Суда Республики Казахстан № 3 от 21 июня 2002 года «О применении судами законодательства о возмещении морального вреда» (См. Нормативные постановления Верховного Суда Республики Казахстан. Алматы, 2004. С. 9., С.69., С.171. и др. Разработан проект нормативного постановления Верховного Суда Республики Казахстан «О применении судами норм международных договоров Республики Казахстан» Проект нормативного постановления Верховного Суда Республики Казахстан «О применении судами норм международных договоров РК». // Бюллетень Верховного Суда РК. 2008. № 2. С.4-16).

Эти данные говорят том, что принципы международного права становятся источником судебной практики, хотя конкретная реализация общепризнанных принципов права возможна лишь в судебных решениях, вынесенных по конкретным делам.

В деятельности судебных органов выделяются два аспекта правоохранительной функции:

— обеспечение господства права и закона в целом. Это означает, что судебные органы, разрешая гражданские, уголовные и административные дела, должны руководствоваться только законом и выносить правосудные, то есть основанные строго на законе, решения, тем самым обеспечивая исполнение правовых норм, закрепленных в Конституции, законах, иных нормативных правовых актах, международных договорах республики;

— защита прав, свобод и законных интересов граждан и организаций. Данная функция неизбежно вытекает из признания Конституцией республики человека, его жизни, прав и свобод высшей ценностью государства. В правовом государстве, к построению которого стремится Казахстан, право на судебную защиту является гарантией в отношении всех других прав и свобод человека и гражданина (Мурзаев К. Применение права судебными органами // Вестник КазГУ. Серия юридическая. — 2000. — №4. — С.28.).

В ст. 78 Конституции РК законодательно закреплены юридические гарантии обеспечения прав человека: «Суды не вправе применять законы и иные нормативные правовые акты, ущемляющие закрепленные Конституцией права и свободы человека и гражданина. Если суд усмотрит, что закон или иной нормативный правовой акт, подлежащий применению, ущемляет закрепленные Конституцией права и свободы человека и гражданина, он обязан приостановить производство по делу и обратиться в Конституционный совет с представлением о признании этого акта неконституционным».

Верховный Суд РК с первых дней принятия Конституции РК направил особые усилия на формирование практики по разъяснению применения тех или иных ее положений. В постановлении пленума Верховного суда от 14 мая 1998 года «О некоторых вопросах применения законодательства о судебной власти в Республике Казахстан» разъяснялись права судов любой инстанции обращаться в Конституционный Совет на любой стадии рассмотрения дела при строгом соблюдении формы и содержания обращения (См. Токбулатов И.Т. Судебный контроль за осуществлением прав и свобод человека и гражданина. В книге: Проблемы развития конституционализма в Казахстане. Алматы, 2002. С.28).

Вместе с тем необходимо заметить, что в одном из своих выступлений председатель Верховного Суда Республики Казахстан Мами К.А. подчеркивал, что требует своего внимания и вопрос прямого действия Конституции и применения ее норм в процессе осуществления правосудия. И задавался вопросом: «Может, назрела необходимость сделать обращение судей с запросом в орган конституционного контроля, как, например, в Российской Федерации, не обязанностью, а правом суда в случаях, когда у судьи возникают сомнения, что нормативные правовые акты ущемляют закрепленные Конституцией права и свободы человека и гражданина? А если же судья будет убежден, что нормативные правовые акты ущемляют закрепленные Конституцией права и свободы человека и гражданина, он вправе будет разрешить дело по существу, руководствуясь соответствующими нормами Конституции. Это повысит авторитет суда, его самостоятельность в оценке конституционности нормативных правовых актов, будет способствовать широкому применению конституционных норм».

Основой деятельности судов является законность, которую в современных условиях можно охарактеризовать как постоянно функционирующий в обществе государственно-правовой режим, в условиях которого могут быть созданы необходимые возможности для функционирования всех государственных структур, должностных лиц и особенно для осуществления правосудия. Огромная социальная значимость законности состоит в том, что только при постоянно функционирующем государственно-правовом режиме может быть обеспечена стабильность осуществления законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти государства (Сабикенов С.Н. Законность — основа осуществления судебной деятельности // Материалы научно-практической конференции, посвященной 30-летию Алматинского горсуда. — Алматы, 2000. — С.35). С другой стороны, судебная власть, защищая общественный порядок, должна быть свободна в пределах своей компетенции, иначе это не власть. Границы судебной власти четко обозначает закон, в его рамках, с одной стороны, допускается толкование, судебное усмотрение, интерпретация, судебное «правотворчество», защита права, с другой — применение закона к фактическим обстоятельствам дела. Вот границы судебной власти (Завадская Л.Н. Судебное решение — акт защиты права // Лившиц Р.З., Малеин Н.С., Славин М.М. Теория права: новые идеи. — М., 1991. — С.157). Хотя в судебной системе Казахстана некоторые судьи, в том числе Верховного Суда, критически подходят к вопросам судейского усмотрения, основываясь том факте, что оно не предусмотрено в законодательстве. Здесь не учитывается то обстоятельство, что законодатель при всем желании никогда не сможет ни выявить, ни урегулировать все многообразие возникающих проблем. В жизни существует неизбежный конфликт между желанием направить общественные отношения в определенное русло через ясные, определенные, согласованные и разумные нормы права и невозможностью это сделать. С одной стороны, мы хотим ясности и простоты изложения норм закона. С другой стороны, оказывается, что когда мы устанавливаем нормы закона, необходимая простота нормы приходит в столкновение со сложностью человеческого опыта. Это говорит о том, что жизнь всегда оказывается сложнее тех форм права, которые мы устанавливаем. Разрешение этого противоречия в основном осуществляется через судейское усмотрение, толкование закона, которые часто граничат с правообразованием. Именно через эти институты, наряду с непосредственным правотворчеством, в значительной мере складывается наша правовая система (См. Абдрасулов Е.Б. Толкование закона и норм Конституции: теория, опыт, процедура. Алматы, 2002. С.10-11). Текст закона представляет лишь один из многочисленных факторов, указывающих на идею законодателя, и даже «недвусмысленный текст» закона недостаточен для непосредственных выводов, в особенности если эти выводы делаются высшими судебными инстанциями. В противном случае также возможно нарушение законности, но прикрываемое ссылкой на «букву» закона. В итоге может получиться формально правильное решение, а по сути — издевательство. Правильно отмечалось в юридической печати, что установка на то, что судья применяет только закон, подчиняется только закону и не оценивает закон с точки зрения естественного права, способна замедлить развитие судебной и правовой реформы, а оценка действий субъектов и нормативных предписаний с точки зрения естественного права способна предотвратить вынесение противоправных решений (См. Нешатаева Т.Н. Уроки судебной практики о правах человека: европейский и российский опыт. М.2007. С. 37). К чести для Верховного Суда РК многие решения принимаются через осознание того, что законность — это не формальное следование предписаниям закона, и что за нормами закона надо видеть человека с его нуждой и интересами. Так, надзорная коллегия Верховного Суда вернула квартиру семье, выселенной из нее по иску прокурора решением суда № 2 Алмалинского района г. Алматы. Гражданка Ш. А. Мурумбаева получила жилье по Государственной жилищной программе. Прокуратура при проверке законности реализации трехкомнатной квартиры семье Муркумбаевой обнаружила, что была использована фиктивная справка о месте работы, согласно которой она на момент получения жилья работала медсестрой Центрального военного госпиталя пограничной службы КНБ и, следовательно, как госслужащая попадала в приоритетную категорию граждан, имеющих возможность получить жилье по льготной цене. Решением районного суда, оставленным без изменения постановлением коллегии по гражданским делам Алматинского городского суда, иск прокурора был удовлетворен в полном объеме. Семья была выселена из спорной квартиры без предоставления другого жилья. В удовлетворении встречного иска главы семьи Б. Жасекенова, в котором он просил рассматривать покупателем и заемщиком себя, а не жену, ссылаясь на то, что он является участником Афганской войны и имеет приоритетное право на получение жилья по Госпрограмме, было отказано. Надзорная коллегия Верховного суда, рассмотрев дело, постановила решение суда и постановление коллегии изменить, договор купли-продажи квартиры признать заключенным между Б. Жасекеновым и Департаментом жилья г. Алматы. Решение районного суда в части выселения Мурумбаевой с членами ее семьи отменено с принятием нового решения. Надзорная коллегия при вынесении решения учла то обстоятельство, что право на получение льготного жилья по госпрограмме имеют широкие слои населения, нуждающиеся в жилье и доказавшие свою платежеспособность. Жасекенов как участник афганских событий, отец двух малолетних детей, так и не получил полагающегося ему бесплатного социального жилья, хотя стоял на очереди с 1991 г., следовательно попадал в категорию тех, кто имеет право получать квартиру по государственной жилищной программе.

Если же конкретно остановиться на роли судебной системы в обеспечении гражданских, политических, экономических, социальных и культурных прав человека и гражданина, то следует отметить, что, несмотря на поступательное повышение эффективности правосудия, количество жалоб физических и юридических лиц на судебные органы (25%) преобладает над количеством жалоб на другие государственные инстанции. Это обстоятельство связано с тем, что в судебных актах одна сторона всегда остается в роли проигравшей, что способствует отрицательному высказыванию граждан в адрес суда независимо от законности принятого решения. Вместе с тем, такие жалобы, в частности, в Комиссию по правам человека при Президенте РК, обуславливаются и такими причинами, как допускаемые ошибки судей при применении материального и процессуального права, неучастие адвокатов при рассмотрении дел, отсутствие специализации в адвокатской деятельности, недостаточное знание закона гражданами.

В целом же суды активно содействуют обеспечению комплекса прав, установленных Конституцией РК, которая содержит 30 статей, соответствующих международным нормам по правам человека. Так, в статье 17 Конституции Республики Казахстан установлено, что достоинство человека неприкосновенно. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению и наказанию. Участвуя в реализации данных положений Конституции, суды рассмотрели в 2007 году 22 дела в отношении 30 сотрудников органов внутренних дел и 1 сотрудника финансовой полиции, которые применяли элементы пыток в отношении подозреваемых и обвиняемых в совершении правонарушений. 6 декабря 2007 года приговором суда района «Сары-Арка» г. Астана осужден бывший участковый инспектор полиции Ашим, который издевался над гражданином Абутраповым, а потом избил его, причинив вред здоровью, вследствие чего последний скончался. Всего за 2007 год вступили в законную силу приговоры в отношении 8 сотрудников правоохранительных органов, совершивших преступления, предусмотренные ст. 347-1 Уголовного кодекса РК (пытки).

Отдельные работники правоохранительных органов, применяя недозволенные методы следствия и дознания допускают факты нарушения прав граждан путем их незаконного задержания, использования вымогательства, недозволенных методов следствия, Так например, приговором Алмалинского районного суда г. Алматы от 14 августа 2007 года осуждены заместитель начальника управления по раскрытию экономических и финансовых преступлений ДБЭКП по г. Алматы Г. Кистаубаев и другие члены созданной им преступной группы. 8 бывших сотрудников финансовой полиции признаны виновными в организованном мздоимстве, сопряженном с вымогательством, злоупотреблением должностными полномочиями, халатным отношением к службе. С другой стороны, Верховный Суд Республики Казахстан, осуществляя функции судебного надзора за деятельностью местных судов, нередко устанавливает неправильное применение ими норм материального и процессуального права. Например, определяя размер компенсации морального вреда в 1 млн. тенге в пользу Дремина А.А. в связи с незаконным привлечением его к уголовной ответственности, незаконным арестом и незаконным осуждением, Алмалинский районный суд г. Алматы не исследовал условия содержания Дремина А.А. в конкретных камерах изолятора временного содержания и следственного изолятора с установлением наличия или отсутствия естественного освещения, нормы содержания арестованных, несоблюдения администрацией мест лишения свободы нормативно-правовых актов, регулирующих вопросы внутреннего распорядка и санитарно-гигиенических норм. Верховный Суд РК указал и на тот факт, что отсутствовали в материалах дела и данные о том, какие международные договоры, ратифицированные Республикой Казахстан, не соблюдались в период нахождения истца в местах лишения свободы, поскольку Дремин, предъявляя иск о взыскании компенсации в 3 млн. тенге, отмечал, что находился в заключении в нечеловеческих условиях, лишающих его минимальных прав, предусмотренных Конституцией, законами Республики Казахстан и международными нормами, что условия содержания в местах лишения свободы превратились для него в нескончаемую нравственную и физическую пытку, что в камерах, в которых он содержался, отсутствовало естественное освещение; он был лишен элементарных условий соблюдения санитарно-гигиенических норм; условия содержания в ИВС и СИ практически представляли собой усугубленный вид жестокого, бесчеловечного и унижающего человеческое достоинство наказания.

Для всемерного предотвращения фактов необоснованного привлечения граждан к уголовной ответственности, задержания, незаконных арестов было принято Постановление Верховного Суда РК нормативного характера «О практике применения законодательства о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями органов, ведущих уголовный процесс» (См. Нормативные постановления Верховного Суда Республики Казахстан. Алматы. 2004. С.359). Принципиально значимое решение, связанное с решением вышеназванной проблемы — это передача функций по санкционированию арестов судам, которая является еще одним важным шагом, направленным на укрепление ключевых принципов демократии и правового государства, на обеспечение гарантий и защиты, конституционных прав и свобод человека.

Судебная система Республики Казахстан ведет большую работу и по предупреждению и установлению ответственности за преступления, связанные с трафиком людей, поскольку проблема торговли людьми считается преступлением, посягающим на конституционные права человека, связанные с охраной его жизни и здоровья, свободой его передвижения, чести и достоинства. Всего в 2007 году республики рассмотрено 5 уголовных дел о преступлениях, связанных с торговлей людьми и их эксплуатацией, по которым осуждено 5 человек. Так, приговором Бейнеуского районного суда Мангистауской области за организацию трафика женщин для их сексуальной эксплуатации по ч. 3 ст. 128 УК РК (торговля людьми) осуждены к 7 годам лишения свободы граждане Республики Узбекистан Айтмуратова Л. И. Реимова Ш.

Следующее направление работы судебной системы по защите прав человека — это участие в реализации политических прав граждан и в обеспечении их соблюдения государственными органами и должностными лицами. Право на судебную защиту означает в данном случае не только возможность гражданина в установленном процессуальном порядке обращаться в суд за защитой нарушенных политических прав, но и право обжалования судебных актов. Нарушение права на судебную защиту означает совершение лицом умышленных действий, исключающих возможность реализации субъектом своего права не только на обращение в суд, но и на обжалование судебного акта в установленном процессуальным законом порядке. В этом направлении судами РК ведется большая работа по защите прав человека и гражданина на участие в управлении делами государства, избирательных прав, на свободу выражения мысли, убеждений; на свободу объединений и мирных собраний.

В период выборов депутатов в Мажилис Парламента РК и маслихаты в 2007 г. по первой инстанции в Верховный Суд РК поступило 8 заявлений по вопросам избирательного законодательства. Из них отказано в принятии в производство — 2, отказано в удовлетворении-5 заявлений, по 1 делу вынесено решение о частичном удовлетворении иска. Верховный суд частично удовлетворил иск ОСДП о признании несоответствующим закону о выборах постановления Центризбиркома от 13 августа 2007 года № 108/234. Пункт 5 (вскрытие за 2 часа до голосования запечатанного пароля запуска электронной избирательной системы) обжалуемого постановления признан несоответствующим Закону о выборах и недействующим с момента их принятия. Также Верховный суд РК признал необходимым привести заголовок постановления в соответствие с его содержанием.

Признавая право каждого человека на свободу выражения своего мнения, судебная система учитывает и тот факт, что каждому гарантировано право на защиту чести и достоинства. В связи с этим суды стараются обеспечивать равновесие между правом граждан на защиту чести и достоинства, с одной стороны, и иными гарантированными Конституцией Республики Казахстан правами и свободами — свободой слова и творчества, свободой получать и распространять информацию любым, не запрещенным законом способом. В соответствии с подходами, выработанными в судебной практике, иски о защите чести и достоинства граждан могут удовлетворяться, а свобода слова ограничиваться, если 1) распространяются порочащие и несоответствующие действительности сведения и при этом 2) ограничение необходимо в демократическом обществе (См. Нешатаева Т.Н. Уроки судебной практики о правах человека: европейский и российский опыт. М.2007. С. 158).

При рассмотрении дел о защите чести и достоинства суды, согласно нормативному постановлению Верховного Суда РК, с исчерпывающей полнотой выясняют: были ли распространены сведения, об опровержении которых предъявлен иск, порочат ли они честь и достоинство гражданина, репутацию организации, соответствуют ли эти сведения действительности. При установлении несоответствия действительности сведений, порочащих честь и достоинство, обязанность по их опровержению суды возлагают на ответчика независимо от наличия вины в распространении этих сведений.

Как известно, на прессе лежит обязанность сообщать сведения и идеи по вопросам, представляющим общественный интерес. В этой связи Европейский суд по правам человека, разрешая один из споров, высказался следующим образом: «Хотя пресса и не должна переступать определенные пределы, в частности, когда речь идет о репутации и правах других лиц и необходимости предотвратить разглашение конфиденциальной информации, она, тем не менее, должна выполнять свои функции и ответственно распространять информацию и идеи о любых вопросах, представляющих общественный интерес. Более того, Суд убежден в том, что журналистская свобода предполагает также использование высказываний до некоторой степени преувеличенных и даже провокационных. В делах, подобных данному, следует исходить из того, что сфера усмотрения, предоставленная национальным властям, ограничена интересом демократического общества, состоящего в том, чтобы позволить прессе выполнять функцию «сторожевого пса» и распространять информацию по серьезным вопросам, вызывающим общественный интерес» (Там же. С. 152.).

Конечно, такая позиция всегда будет на руку средствам массовой информации, но всё же следует сохранять разумное равновесие между высказываниями журналистов и компетенцией органов государственной власти, поскольку средства массовой информации Казахстана активно публикуют различные материалы по поводу коррупции в органах судебной власти. Такие материалы появляются как в центральной, так и в местной прессе. В них нередко произвольно толкуются обстоятельства рассмотренных дел и принятые по ним судебные решения. При этом допускаются высказывания о коррупции судей, не основанные на фактических материалах и носящие предположительный характер. Такие предвзятые высказывания подрывают имидж судебной системы и в целом государственной власти.

Если же обратиться к судебной практике по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации, то вызывают интерес именно такое дело, в котором и истцом, и ответчиком является сам Министр информации и культуры Республики Казахстан. Так, 28 мая 2008 года надзорная коллегия Верховного Суда Республики Казахстан рассмотрела надзорную жалобу главного редактора Учреждения «Редакция газеты «Время» на решение Сарыаркинского районного суда г. Алматы от 6 июля 2007 г. по иску Редакции газеты «Время» и главного редактора Мельцер И.М. о защите чести и достоинства, деловой репутации и взыскании морального вреда к Министру культуры и информации Ертысбаеву Е.К. и по встречному иску Министра культуры и информации Ертысбаева Е.К. к Мельцер о признании распространенных сведений не соответствующими действительности, порочащими деловую репутацию и возмещении морального вреда. Решением Сарыаркинского районного суда г. Астаны от 6 июля 2007 года, оставленного без изменения постановлением коллегии по гражданским делам г. Астаны от 28 августа 2007 г., в удовлетворении исковых требований главного редактора газеты «Вермя» Мельцер И.М. к Ертысбаеву Е.К. отказано. Встречный иск Министра информации к главному редактору газеты «Время» удовлетворен частично, постановлено: признать сведения: … если бы министр Ертысбаев почаще вспоминал о том, что он отвечает не только за информацию. Но еще и за культуру, можно было бы не вычеркивать из бюджете лишние «пальцы». А заодно расширить общежитие; каждый год. А не время от времени прочесывать всю страну в поисках талантов, найти для филиала училища в Астане хорошее, просторное здание, и тогда «Селезневке» вполне под силу выпускать не 37 танцоров в год, а гораздо больше», распространенные в газете «Время» от 16 мая 2007 года, несоответствующими действительности и порочащими, вследствие этого, деловую репутацию Министра культуры и информации Ертысбаева Е.К.; Взыскать с учреждения «Редакция газеты «Время» и главного редактора газеты Мельцер И.М., с каждого в отдельности, в пользу Ертысбаева моральный вред в размере 5 000 (пять тысяч) тенге.

Министр, обосновывая свою жалобу, отмечал, что каждый журналист со страниц своего издания может назвать любого представителя власти в Республике Казахстан «проходимцем» и «аферистом». Этим самым они, дискредитируя как конкретное должностное лицо, так и весь государственный орган, который это лицо представляет, могут своими высказываниями привести к тяжелым, необратимым последствиям для безопасности Республики Казахстан, одной из составляющей которой является престиж государственной власти в глазах общества.

Редакция газеты в свою очередь писала, что судом необоснованно отказано в удовлетворении иска главного редактора Мельцер И.М., хотя Министром Ертысбавевым вопреки требованиям закона не представлено доказательств того, что в редакции газеты «Время работают «мерзавцы, проходимцы, аферисты от журналистики, новоявленные телекиллеры».

Надзорная коллегия Верховного суда, рассмотрев дело, приняло новое решение об удовлетворении исковых требований главного редактора газеты «Время» Мельцер к Ертысбаеву.: признать сведения, распространенные Ертысбаевым Е.К. 9 марта 2007 года в газете «Республика — деловое обозрение», не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию главного редактора газеты «Время» Мельцер И.М.;

Обязать Ертысбаева Е.К. опровергнуть указанные сведения, порочащие деловую репутацию газеты «Время», а так же честь и достоинство главного редактора газеты «Время» Мельцер И.М. путем публичного объявления этих сведений несоответствующими действительности в тех же средствах массовой информации.

Взыскать с Ертысбаева в возмещение морального вреда в пользу Мельцер И.М. 5 000(пять тысяч) тенге, перечислив указанную сумму в городской дом ребенка № 2 города Алматы.

Большая и сложная работа осуществляется судами Республики Казахстан и по защите социальных и экономических прав человека. Экономический подъем, происходивший в Республике в последние годы, способствовал укреплению социально-экономических прав граждан, снижению бедности и повышению занятости населения. Вместе с тем усложнение общественных отношений в сфере труда, занятости, охраны здоровья, предпринимательской деятельности, собственности повлекло за собой и нарушение прав человека, возникновение многочисленных споров и обращений с жалобами в судебные органы.

Усилению судебной защиты прав и свобод человека в сфере социально-экономических отношений способствовали принятые нормативные постановления Верховного Суда республики Казахстан: «О некоторых вопросах применения судами законодательства при разрешении трудовых споров», «О некоторых вопросах применения судами земельного законодательства», «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей», «О практике применения судами законодательства о защите прав потребителей». «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с защитой права собственности на жилище», «О применении судами некоторых норм законодательства о защите авторского права и смежных прав» и др.

В целом за период экономического роста суды обеспечили защиту конституционных прав граждан на частную собственность, справедливые и благоприятные условия труда, равную оплату за равный труд, на социальное обеспечение и отдых, благоприятную окружающую среду, на свободу предпринимательской деятельности, в сфере оказания услуг населению и т.д. Именно при обеспечении защиты социально-экономических прав, проигравшие стороны часто заявляют о необъективном подходе судей при рассмотрении дел, о неправосудных решениях, допускаемых ими.

Так, надзорная коллегия Верховного суда, рассмотрев 30 марта 2005 года гражданское дело по иску Садыковой М.Р. к Хайбуллину Р.Ш., установила, что Садыкова М.Р. обратилась в суд г. Петропавловска о взыскании единовременного пособия, ежемесячных платежей и морального вреда на содержание несовершеннолетнего Галиулина В.В. в связи с гибелью его матери в период работы в принадлежащем ответчику магазине. Истица мотивировала свои требования тем, что по вине владельца магазина Хабибуллина, которым не были созданы безопасные условия труда, погибла ее сестра Галиулина А.Р., работавшая продавцом в ночную смену. Надзорная коллегия Верховного Суда РК установила, что ответчик как работодатель принял все необходимые меры для создания безопасных условий труда, при которых трудно полагать, что в случившемся имеется вина работодателя. Смерть Галиулиной наступила в результате огнестрельного ранения, нанесенного неизвестными лицами с целью ограбления магазина. В связи с этим надзорная коллегия изменила постановление коллегии по гражданским делам Верховного Суда РК, отменив его в части взыскания с Хайбуллина Р.Ш. в пользу Садыковой М.Р. на содержание несовершеннолетнего Галиулина ежемесячных платежей. Надзорная коллегия, принимая такое постановление, обеспечила защиту прав ответчика, учитывая, что он является инвалидом 3-й группы, страдает несколькими заболеваниями, в том числе сахарным диабетом. При этом было учтено, что истица на опекаемого получает пенсию в сумме 5 т. тенге, несовершеннолетний Галиулин учится в школе-интернате и находится на полном государственном обеспечении.

Естественно, что защита прав человека обеспечивается непосредственно в процессе применения норм материального и процессуального права судом. Однако значительную роль играет в этом процессе и состояние самой судебной системы (решение принципиальных вопросов обеспечения независимости судей; разработка основ гарантий самостоятельности судов; вопросы инстанционности судебной системы; создание органов судейского сообщества; создание специализированных судов; совершенствование подбора и назначения на судейские должности и др.), которая, при соответствующем решении вопросов, может создать совершенно иную конструкцию защиты прав человека, обусловить иной, более справедливый с правовой точки зрения процесс экономической трансформации.

В этой связи правильно отмечал в свое время В. Ф. Яковлев, что суды должны быть также разгружены за счет дифференциации процесса, упрощения ряда процедур, более широкого использования альтернативных методов разрешения споров, например, третейскими судами, внедрение посреднических процедур и т.п. (См. Яковлев В. Ф. На очереди — обеспечение доступности и повышение качества правосудия // Российская юстиция. 2001. №11. С. 11). Эта проблема характерна и для судебной системы РК, поскольку только в 2007 в суды республики поступило 1 млн. заявлений и обращений физических и юридических лиц. В связи с этим активно идет процесс специализации судов, созданы и функционируют уже административные, экономические, ювенальные суды, работает финансовый суд г. Алматы, прорабатывается возможность создания в судах института медиации, внедрен институт присяжных заседателей, совершенствуется система исполнительного производства с подготовкой введения института частных судебных исполнителей, подбора на судейские должности, повышения квалификации работников судебной системы. Все это естественно способствует повышению уровня судебной защиты прав человека. Но эта тема отдельного рассмотрения и выступления.

Таким образом, подытоживая сказанное, следует отметить, что в поисках справедливого решения, наиболее сложной задачи, стоящей перед любым судом, разрешающим спор, судебная система Республики Казахстан ведет большую работу по защите прав и свобод человека, несмотря на трудности объективного и субъективного характеров.