Меню Закрыть

Ук рф ст 285 консультант

Злоупотребление должностными полномочиями. Квалификация статьи и сроки наказания за преступление

Начиная со времени становления Российской Федерации, в полную силу проявила себя, проблема злоупотребления должностными полномочиями. Статья 285 УК РФ, постановление Пленума Верховного суда от 30.03.1990 г. и другие нормативные постановления и акты, призваны бороться с создавшимся положением.

Использование должностным лицом своих служебных полномочий с корыстной или другой личной заинтересованностью, которое повлекло за собой существенное нарушение интересов и прав организаций или граждан, а так же нарушение охраняемых законом интересов государства или общества трактуется согласно статье 285 УК РФ, как злоупотребление должностными полномочиями.

Субъектом данного преступления является должностное лицо, которое занимает соответствующую должность в органах местного самоуправления, государственных органах, муниципальных и государственных учреждениях, любых воинских формированиях РФ и Вооруженных силах. Помимо этого в некоторых случаях государственные служащие, которые не являются должностными лицами, так же могут подпадать под действие статьи 285 УК РФ.

Объектом данного преступления являются государственные органы, органы местного самоуправления, муниципальные и государственные учреждения, воинские формирования и Вооруженные Силы РФ. Согласно статье 285 УК РФ объектами преступления не могут быть хозяйственные общества и товарищества, потребительские и производственные кооперативы и другие организации, не имеющие отношение к государственной и муниципальной форме собственности, к ним можно отнести и иностранные организации и фирмы.

Состав преступления злоупотребление должностными полномочиями заключается в использовании должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам организации или службы, в которой он работает. Важным аргументом в привлечении должностного лица к ответственности по статье 285 УК РФ является наличие корыстного или другого умысла. То есть должностное лицо, имея желание незаконно получить имущество, деньги, материальные блага или другую имущественную выгоду, а так же повысить свой авторитет, получить должность, при этом осознает противоправность своих действий или бездействия, но продолжает незаконную деятельность.

Не может быть признано, как злоупотребление должностными полномочиями, использования действий лицом, которые не связаны с его обязанностями и правами по службе. Трактовка ст. 285 УК РФ признает воздействие должностного лица своим авторитетом, аморальным и порицаемым действием, не влекущим за собой уголовную ответственность.

Преступление считается оконченным, когда действия должностного лица, которые совершены вопреки интересам службы, повлекли за собой значимое нарушение законных интересов и прав граждан или организаций, или других интересов общества и государства, охраняемых законом.

Вред от противоправных действий должностного лица может выражаться в подрыве авторитета соответствующего органа, причинении материального вреда или другого ущерба. Помимо этого создание сбоев и помех, нарушающих работу органа, сокрытие тяжких преступлений, нарушение общественного порядка, к которым привели действия должностного лица, так же подпадают под определение нанесенного вреда.

Наказание за злоупотребление должностными полномочиями:

  • арест на срок до 6 месяцев;
  • штраф в размере от 100 до 200 минимальных размеров оплаты труда;
  • штраф в размере заработной платы или другого дохода осужденного за период от 1 до 2 месяцев;
  • лишение права занимать должности определенного ранга или заниматься определенной деятельность – до 5 лет;
  • лишение свободы на срок до 4 лет.

Лицо, занимающее государственную должность РФ или государственную должность субъекта РФ, либо являющееся главой органов местного самоуправления за злоупотребление своими должностными полномочиями понесет наказание в виде:

  • лишения свободы на срок до 7 лет (дополнительным наказанием может являться лишение права занимать должности определенного ранга или заниматься определенные деятельностью на срок до 3 лет);
  • штрафа в размере от 500 до 800 минимальных размеров оплаты труда (альтернативное наказание заключается в назначении штрафа в размере дохода или заработной платы осужденного за период до 8 месяцев).

Лица, занимающие государственную должность РФ – президент РФ, председатели палат Федерального Собрания РФ, Председатель Правительства РФ, министры, депутаты и иные высшие должностные лица РФ.
Лица, занимающие государственную должность субъекта РФ – руководители органов исполнительной и законодательной власти субъектов РФ, судьи, министры, депутаты и т.д.

Злоупотребление должностными обязанностями, повлекшее за собой тяжкие последствия, карается лишением свободы на срок до 10 лет. Обязательным дополнением к данному наказанию является лишение права заниматься определенной деятельностью или занимать должности определенного ранга на срок до 3 лет.

К тяжким последствиям данного преступления относится материальный ущерб, исчисляемый в денежном выражении и имеющий большие объемы, и другой вред расцененный судом, как значительный.

Должностное лицо, допустившее должностное злоупотребление, но при этом действовавшее в условиях исполнения обязательного распоряжения или приказа, а так же правомерно обоснованного риска – уголовной ответственности не подлежит.

Отсутствие у должностного лица корыстного мотива или личной заинтересованности, переквалифицирует злоупотребление должностными полномочиями в дисциплинарный проступок. Обязательным условием переквалификации является не существенное нарушение интересов и прав граждан или организаций, интересов государства и общества, охраняемых законом.

Закон многогранен, одна неверная трактовка и превышение служебных полномочий, которое по составу следует отнести к статье 286 УК РФ, переходит в разряд злоупотреблений должностными полномочиями (статья 285 УК РФ).

Как же разобраться с доказательной базой, наличием или отсутствием корыстного мотива, понятиями превышение и злоупотребление?

Для правовой оценки ваших действий следует обратиться за помощью к адвокату по уголовным делам . Такой шаг даст обвиняемому возможность получить минимальное наказание предусмотренное законодательством, организовать рассмотрение дела с учетом всех обстоятельств, и правильно обозначить ущерб, причиненный его действиями.

Accusare nemo se debet, nisi coram Deo — никто не обязан обвинять самого себя, разве что перед Богом – гласит выражение на латыни. А вот защищать себя перед людьми, законом и Богом обязан каждый!

Адвокат по уголовным делам Виктория Державина

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 октября 2009 г. N 19 г. Москва «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий»

В связи с вопросами, возникающими у судов по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий, Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации,

1. Обратить внимание судов на направленность уголовной ответственности за преступления против интересов государственной службы на обеспечение защиты граждан от коррупции и других общественно опасных деяний, совершенных должностными лицами по службе. Лица, злоупотребляющие должностными полномочиями либо превышающие свои должностные полномочия, посягают на регламентированную нормативными правовыми актами деятельность государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, государственных корпораций, Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск и воинских формирований Российской Федерации, в результате чего существенно нарушаются права и законные интересы граждан или организаций либо охраняемые законом интересы общества и государства.

2. Судам при рассмотрении уголовных дел о злоупотреблении должностными полномочиями (статья 285 УК РФ) и о превышении должностных полномочий (статья 286 УК РФ) необходимо устанавливать, является ли подсудимый субъектом указанных преступлений — должностным лицом. При этом следует исходить из того, что в соответствии с пунктом 1 примечаний к статье 285 УК РФ должностными признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации.

3. К исполняющим функции представителя власти следует относить лиц, наделенных правами и обязанностями по осуществлению функций органов законодательной, исполнительной или судебной власти, а также, исходя из содержания примечания к статье 318 УК РФ, иных лиц правоохранительных или контролирующих органов, наделенных в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от них в служебной зависимости, либо правом принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, организациями, учреждениями независимо от их ведомственной принадлежности и форм собственности.

4. Под организационно-распорядительными функциями следует понимать полномочия должностного лица, которые связаны с руководством трудовым коллективом государственного органа, государственного или муниципального учреждения (его структурного подразделения) или находящимися в их служебном подчинении отдельными работниками, с формированием кадрового состава и определением трудовых функций работников, с организацией порядка прохождения службы, применения мер поощрения или награждения, наложения дисциплинарных взысканий и т.п.

К организационно-распорядительным функциям относятся полномочия лиц по принятию решений, имеющих юридическое значение и влекущих определенные юридические последствия (например, по выдаче медицинским работником листка временной нетрудоспособности, установлению работником учреждения медико-социальной экспертизы факта наличия у гражданина инвалидности, приему экзаменов и выставлению оценок членом государственной экзаменационной (аттестационной) комиссии).

5. Как административно-хозяйственные функции надлежит рассматривать полномочия должностного лица по управлению и распоряжению имуществом и (или) денежными средствами, находящимися на балансе и (или) банковских счетах организаций, учреждений, воинских частей и подразделений, а также по совершению иных действий (например, по принятию решений о начислении заработной платы, премий, осуществлению контроля за движением материальных ценностей, определению порядка их хранения, учета и контроля за их расходованием).

6. Исполнение функций должностного лица по специальному полномочию означает, что лицо осуществляет функции представителя власти, исполняет организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции, возложенные на него законом, иным нормативным правовым актом, приказом или распоряжением вышестоящего должностного лица либо правомочным на то органом или должностным лицом (например, функции присяжного заседателя). Функции должностного лица по специальному полномочию могут осуществляться в течение определенного времени или однократно, а также могут совмещаться с основной работой.

При временном исполнении функций должностного лица или при исполнении их по специальному полномочию лицо может быть признано должностным лишь в период исполнения возложенных на него функций.

Если лицо, назначенное на должность с нарушением требований или ограничений, установленных законом или иными нормативными правовыми актами, к кандидату на эту должность (например, при отсутствии диплома о высшем профессиональном образовании, необходимого стажа работы, при наличии судимости и т.п.), из корыстной или иной личной заинтересованности использовало служебные полномочия вопреки интересам службы либо совершило действия, явно выходящие за пределы его полномочий, повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, то такие действия следует квалифицировать соответственно как злоупотребление должностными полномочиями либо как превышение должностных полномочий.

7. В Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских (специальных) формированиях и органах, осуществляющих функции по обеспечению обороны и безопасности государства, должностные лица, постоянно, временно или по специальному полномочию выполняющие организационно-распорядительные и (или) административно-хозяйственные функции, могут являться начальниками по служебному положению и (или) воинскому званию.

Начальниками по служебному положению являются лица, которым военнослужащие подчинены по службе. К ним следует относить:

лиц, занимающих соответствующие воинские должности согласно штату (например, командира отделения, роты, начальника вещевой службы полка);

лиц, временно исполняющих обязанности по соответствующей воинской должности, а также временно исполняющих функции должностного лица по специальному полномочию.

Лица гражданского персонала являются начальниками для подчиненных военнослужащих в соответствии с занимаемой штатной должностью.

Начальники по воинскому званию определены в статье 36 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации (в частности, сержанты и старшины являются начальниками по воинскому званию для солдат и матросов только одной с ними воинской части).

8. Субъектом преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 285 УК РФ и частью 1 статьи 286 УК РФ, является лицо, осуществляющее функции представителя власти, выполняющее организационно-распорядительные или (и) административно-хозяйственные функции в государственном органе, органе местного самоуправления, государственном и муниципальном учреждении, государственной корпорации, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации и при этом не занимающее в указанных органах государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъектов Российской Федерации.

9. При решении вопроса о субъекте преступления, предусмотренного частью 2 статьи 285 УК РФ или частью 2 статьи 286 УК РФ, судам следует исходить из пунктов 2 и 3 примечаний к статье 285 УК РФ, согласно которым под лицами, занимающими государственные должности Российской Федерации, понимаются лица, занимающие государственные должности, устанавливаемые Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами и федеральными законами для непосредственного исполнения полномочий федеральных государственных органов (пункт 2 примечаний), а под лицами, занимающими государственные должности субъектов Российской Федерации, — лица, занимающие должности, устанавливаемые конституциями или уставами субъектов Российской Федерации для непосредственного исполнения полномочий государственных органов субъектов Российской Федерации (пункт 3 примечаний). Сводный перечень государственных должностей Российской Федерации утвержден Указом Президента Российской Федерации от 11 января 1995 г. N 32 (в редакции от 1 декабря 2008 г.).

10. Наряду с лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, субъектом ответственности по части 2 статьи 285 УК РФ и части 2 статьи 286 УК РФ является глава органа местного самоуправления, под которым следует понимать только главу муниципального образования — высшее должностное лицо муниципального образования, наделенное уставом муниципального образования собственными полномочиями по решению вопросов местного значения (статья 36 Федерального закона от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»).

11. Судам следует отграничивать преступные действия должностных лиц от деяний других лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации, ответственность которых за злоупотребление своими полномочиями установлена статьей 201 УК РФ.

Субъектами указанного преступления являются лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, основной целью деятельности которых является извлечение прибыли, а также в некоммерческой организации, которая не является государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением, государственной корпорацией.

К лицам, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, относятся лица, выполняющие функции единоличного исполнительного органа, члена совета директоров или иного коллегиального исполнительного органа, а также лица, постоянно, временно или по специальному полномочию выполняющие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в этих организациях (например, директор, генеральный директор, член правления акционерного общества, председатель производственного или потребительского кооператива, руководитель общественного объединения, религиозной организации).

В тех случаях, когда указанные лица используют свои полномочия вопреки законным интересам коммерческой или иной организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц либо нанесения вреда другим лицам, они подлежат ответственности по статье 201 УК РФ, если это деяние повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества и государства.

12. Если в результате злоупотребления полномочиями лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, причинен вред интересам исключительно коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, уголовное преследование осуществляется по заявлению руководителя данной организации или с его согласия (статья 23 УПК РФ). В случае причинения вреда интересам других организаций (например, некоммерческой организации, государственному или муниципальному предприятию), а также интересам граждан, общества или государства, уголовное преследование за злоупотребление полномочиями в коммерческой или иной организации осуществляется на общих основаниях (пункт 3 примечаний к статье 201 УК РФ).

Когда в результате злоупотребления полномочиями руководителем коммерческой или иной организации вред причинен исключительно этой организации, уголовное преследование руководителя осуществляется по заявлению или с согласия органа управления организации, в компетенцию которого входит избрание или назначение руководителя, а также с согласия члена органа управления организации или лиц, имеющих право принимать решения, определяющие деятельность юридического лица.

13. В случаях, когда деяние, содержащее признаки злоупотребления должностными полномочиями (статья 285 УК РФ) или превышения должностных полномочий (статья 286 УК РФ), совершено должностным лицом для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности, охраняемым законом интересам общества или государства, и эта опасность не могла быть устранена иными средствами, то такое деяние не может быть признано преступным при условии, что не было допущено превышения пределов крайней необходимости (статья 39 УК РФ).

14. Не могут быть признаны преступными деяния должностного лица, связанные с использованием служебных полномочий, повлекшие причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам, если они были совершены во исполнение обязательного для него приказа или распоряжения (статья 42 УК РФ).

Должностное лицо, совершившее умышленное преступление, предусмотренное статьей 285 УК РФ или статьей 286 УК РФ, во исполнение заведомо для него незаконного приказа или распоряжения, несет уголовную ответственность на общих основаниях. При этом действия вышестоящего должностного лица, издавшего такой приказ или распоряжение, следует рассматривать при наличии к тому оснований как подстрекательство к совершению преступления или организацию этого преступления и квалифицировать по соответствующей статье Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации со ссылкой на часть 3 или часть 4 статьи 33 УК РФ.

Должностное лицо, издавшее заведомо незаконный приказ или распоряжение подчиненному лицу, не осознавшему незаконность такого приказа или распоряжения и исполнившему его, подлежит ответственности как исполнитель преступления.

15. Под использованием должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы (статья 285 УК РФ) судам следует понимать совершение таких деяний, которые хотя и были непосредственно связаны с осуществлением должностным лицом своих прав и обязанностей, однако не вызывались служебной необходимостью и объективно противоречили как общим задачам и требованиям, предъявляемым к государственному аппарату и аппарату органов местного самоуправления, так и тем целям и задачам, для достижения которых должностное лицо было наделено соответствующими должностными полномочиями. В частности, как злоупотребление должностными полномочиями должны квалифицироваться действия должностного лица, которое из корыстной или иной личной заинтересованности совершает входящие в круг его должностных полномочий действия при отсутствии обязательных условий или оснований для их совершения (например, выдача водительского удостоверения лицам, не сдавшим обязательный экзамен; прием на работу лиц, которые фактически трудовые обязанности не исполняют; освобождение командирами (начальниками) подчиненных от исполнения возложенных на них должностных обязанностей с направлением для работы в коммерческие организации либо обустройства личного домовладения должностного лица).

Ответственность по статье 285 УК РФ наступает также за умышленное неисполнение должностным лицом своих обязанностей в том случае, если подобное бездействие было совершено из корыстной или иной личной заинтересованности, объективно противоречило тем целям и задачам, для достижения которых должностное лицо было наделено соответствующими должностными полномочиями, и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества и государства.

16. При решении вопроса о наличии в действиях (бездействии) подсудимого состава преступления, предусмотренного статьей 285 УК РФ, под признаками субъективной стороны данного преступления, кроме умысла, следует понимать:

корыстную заинтересованность — стремление должностного лица путем совершения неправомерных действий получить для себя или других лиц выгоду имущественного характера, не связанную с незаконным безвозмездным обращением имущества в свою пользу или пользу других лиц (например, незаконное получение льгот, кредита, освобождение от каких-либо имущественных затрат, возврата имущества, погашения долга, оплаты услуг, уплаты налогов и т.п.);

иную личную заинтересованность — стремление должностного лица извлечь выгоду неимущественного характера, обусловленное такими побуждениями, как карьеризм, семейственность, желание приукрасить действительное положение, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса, скрыть свою некомпетентность и т.п.

Как использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы следует рассматривать протекционизм, под которым понимается незаконное оказание содействия в трудоустройстве, продвижении по службе, поощрении подчиненного, а также иное покровительство по службе, совершенное из корыстной или иной личной заинтересованности.

17. В отличие от хищения чужого имущества с использованием служебного положения злоупотребление должностными полномочиями из корыстной заинтересованности образуют такие деяния должностного лица, которые либо не связаны с изъятием чужого имущества (например, получение имущественной выгоды от использования имущества не по назначению), либо связаны с временным и (или) возмездным изъятием имущества.

Если использование должностным лицом своих служебных полномочий выразилось в хищении чужого имущества, когда фактически произошло его изъятие, содеянное полностью охватывается частью 3 статьи 159 УК РФ или частью 3 статьи 160 УК РФ и дополнительной квалификации по статье 285 УК РФ не требует.

В тех случаях, когда должностное лицо, используя свои служебные полномочия, наряду с хищением чужого имущества, совершило другие незаконные действия, связанные со злоупотреблением должностными полномочиями из корыстной или иной личной заинтересованности, содеянное им надлежит квалифицировать по совокупности указанных преступлений.

Равным образом, исходя из положений статьи 17 УК РФ, должен решаться вопрос, связанный с правовой оценкой действий должностного лица, совершившего служебный подлог. В случаях, когда такое лицо в связи с исполнением своих служебных обязанностей внесло в официальные документы заведомо ложные сведения либо исправления, искажающие их действительное содержание, содеянное должно быть квалифицировано по статье 292 УК РФ. Если же им, наряду с совершением действий, влекущих уголовную ответственность по статье 285 УК РФ, совершается служебный подлог, то содеянное подлежит квалификации по совокупности со статьей 292 УК РФ.

18. По делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий судам надлежит, наряду с другими обстоятельствами дела, выяснять и указывать в приговоре, какие именно права и законные интересы граждан или организаций либо охраняемые законом интересы общества или государства были нарушены и находится ли причиненный этим правам и интересам вред в причинной связи с допущенным должностным лицом нарушением своих служебных полномочий.

Под существенным нарушением прав граждан или организаций в результате злоупотребления должностными полномочиями или превышения должностных полномочий следует понимать нарушение прав и свобод физических и юридических лиц, гарантированных общепризнанными принципами и нормами международного права, Конституцией Российской Федерации (например, права на уважение чести и достоинства личности, личной и семейной жизни граждан, права на неприкосновенность жилища и тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также права на судебную защиту и доступ к правосудию, в том числе права на эффективное средство правовой защиты в государственном органе и компенсацию ущерба, причиненного преступлением, и др.). При оценке существенности вреда необходимо учитывать степень отрицательного влияния противоправного деяния на нормальную работу организации, характер и размер понесенного ею материального ущерба, число потерпевших граждан, тяжесть причиненного им физического, морального или имущественного вреда и т.п.

Под нарушением законных интересов граждан или организаций в результате злоупотребления должностными полномочиями или превышения должностных полномочий следует понимать, в частности, создание препятствий в удовлетворении гражданами или организациями своих потребностей, не противоречащих нормам права и общественной нравственности (например, создание должностным лицом препятствий, ограничивающих возможность выбрать в предусмотренных законом случаях по своему усмотрению организацию для сотрудничества).

19. В отличие от предусмотренной статьей 285 УК РФ ответственности за совершение действий (бездействия) в пределах своей компетенции вопреки интересам службы ответственность за превышение должностных полномочий (статья 286 УК РФ) наступает в случае совершения должностным лицом активных действий, явно выходящих за пределы его полномочий, которые повлекли существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, если при этом должностное лицо осознавало, что действует за пределами возложенных на него полномочий.

Превышение должностных полномочий может выражаться, например, в совершении должностным лицом при исполнении служебных обязанностей действий, которые:

относятся к полномочиям другого должностного лица (вышестоящего или равного по статусу);

могут быть совершены только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе или подзаконном акте (например, применение оружия в отношении несовершеннолетнего, если его действия не создавали реальной опасности для жизни других лиц);

совершаются должностным лицом единолично, однако могут быть произведены только коллегиально либо в соответствии с порядком, установленным законом, по согласованию с другим должностным лицом или органом;

никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать.

Исходя из диспозиции статьи 286 УК РФ для квалификации содеянного как превышение должностных полномочий мотив преступления значения не имеет.

20. При квалификации действий лица по пункту «б» части 3 статьи 286 УК РФ судам под применением оружия или специальных средств надлежит понимать умышленные действия, связанные с использованием лицом поражающих свойств указанных предметов, или использование их по назначению.

Отграничивая превышение должностных полномочий, совершенное с применением оружия или специальных средств, от правомерных действий должностных лиц, судам следует учитывать, что основания, условия и пределы применения оружия или специальных средств определены в соответствующих нормативных правовых актах Российской Федерации (например, в Федеральном законе от 3 апреля 1995 г. N 40-ФЗ «О Федеральной службе безопасности», Федеральном законе от 6 февраля 1997 г. N 27-ФЗ «О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации», Федеральном законе от 27 мая 1996 г. N 57-ФЗ «О государственной охране», Законе Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. N 1026-1 «О милиции»).

К специальным средствам относятся резиновые палки, наручники, слезоточивый газ, водометы, бронемашины, средства разрушения преград, служебные собаки и другие средства, состоящие на вооружении органов внутренних дел, внутренних войск, федеральных органов государственной охраны, органов федеральной службы безопасности, органов уголовно-исполнительной системы и др.

21. Под тяжкими последствиями как квалифицирующим признаком преступления, предусмотренным частью 3 статьи 285 УК РФ и пунктом «в» части 3 статьи 286 УК РФ, следует понимать последствия совершения преступления в виде крупных аварий и длительной остановки транспорта или производственного процесса, иного нарушения деятельности организации, причинение значительного материального ущерба, причинение смерти по неосторожности, самоубийство или покушение на самоубийство потерпевшего и т.п.

22. При рассмотрении уголовных дел о преступлениях, предусмотренных статьей 285 УК РФ или статьей 286 УК РФ судам надлежит выяснять, какими нормативными правовыми актами, а также иными документами установлены права и обязанности обвиняемого должностного лица, с приведением их в приговоре и указывать, злоупотребление какими из этих прав и обязанностей или превышение каких из них вменяется ему в вину, со ссылкой на конкретные нормы (статью, часть, пункт).

При отсутствии в обвинительном заключении или обвинительном акте указанных данных, восполнить которые в судебном заседании не представляется возможным, уголовное дело подлежит возвращению прокурору в порядке статьи 237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом.

23. Судам следует иметь в виду, что в соответствии с пунктом «а» части 1 статьи 1041 УК РФ деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате преступления, предусмотренного статьей 285 УК РФ, и любые доходы от этого имущества подлежат конфискации, за исключением имущества и доходов от него, подлежащих возвращению законному владельцу.

24. При установлении обстоятельств, способствовавших совершению преступлений, предусмотренных статьями 285 и 286 УК РФ, нарушений прав и свобод граждан, а также других нарушений закона, допущенных при производстве дознания, предварительного следствия или при рассмотрении уголовного дела нижестоящим судом, рекомендовать судам в соответствии с частью 4 статьи 29 УПК РФ выносить частные определения или постановления, обращая внимание соответствующих организаций и должностных лиц на данные обстоятельства и факты нарушений закона, требующие принятия необходимых мер для их устранения.

25. В связи с принятием настоящего постановления признать не действующим на территории Российской Федерации постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. N 4 «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге».

Председатель Верховного Суда Российской Федерации

Секретарь Пленума, судья Верховного Суда Российской Федерации

Ук рф ст 285 консультант

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

О ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИИ ДОЛЖНОСТНЫМИ ПОЛНОМОЧИЯМИ

И ПРЕВЫШЕНИИ ДОЛЖНОСТНЫХ ПОЛНОМОЧИЙ

(ст.ст. 285,286 УК РФ).

Обобщение составлено в соответствии с заданием Верховного Суда Российской Федерации.

Судебная практика обобщена за период 2007 — 1 полугодие 2008 года.

I . Злоупотребление должностными полномочиями

1. Злоупотреблением должностными полномочиями закон определяет как использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

Объективная сторона рассматриваемого преступления состоит из трех обязательных признаков: 1) общественно опасного деяния, т.е. использования должностных полномочий вопреки интересам службы; 2) общественно опасных последствий в виде существенного нарушения охраняемых законом интересов; 3) причинной связи между деянием и последствиями.

Деяние, как признак объективной стороны должностного злоупотребления, может быть выражено в форме действия или бездействия. В обоих случаях оно представляет собой совершение (либо отказ от совершения) должностным лицом действий, которые входят в его служебную компетенцию. Служебная компетенция связана с осуществлением им тех прав и обязанностей, которыми оно наделено исключительно в силу занимаемой должности. По смыслу ст. 285 УК РФ использование служебного положения в широком смысле слова, т.е. связей по службе, авторитета и значимости занимаемой должности, не является признаком этого преступления.

Изучение уголовных дел показало, что действиями, которые квалифицировались как использование своих служебных полномочий вопреки интересам службы, суды признавали:

— сокрытие преступлений от учета, вынесение незаконного решения об отказе в возбуждении уголовного дела,

— умышленное занижение должностным лицом лесничества объема кубатуры леса, повлекших заниженную оплату лесных податей,

— склонение лиц к совершению преступлений в целях улучшения рабочих показателей органа милиции.

Так, приговором Псковского городского суда М. был признан виновным в злоупотреблении должностными полномочиями, то есть в использовании должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, совершенном из личной заинтересованности, повлекшем существенное нарушение прав и законных интересов граждан и охраняемых законом интересов государства.

Занимая должность старшего участкового уполномоченного милиции отделения участковых уполномоченных милиции МОБ 1 городского отдела милиции г. Пскова, М. получил от начальника ОУУМ 1 ГОМ материал по заявлению К. о краже из ее квартиры 5000 рублей.

Имея личную заинтересованность, выразившуюся в нежелании организации и выполнении предусмотренных УПК действий и в снижении объема работы, направленной на раскрытие неочевидных преступлений, с целью создания благоприятного впечатления о своей работе, М. от имени заявительницы К. и от имени ее мужа составил объяснения, в которых указал заведомо ложные сведения об обнаружении ими денежных средств в квартире, о которых они ранее заявили, что они были украдены.

Сфальсифицированные объяснения передал неустановленному лицу, который расписался от имени К. и ее мужа и написал: «С моих слов написано верно, мною прочитано». В тот же день на основании этих объяснений М. вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, скрыв тем самым преступление от учета.

Действия М. суд квалифицировал по ст. 285 ч.1 УК РФ. Судебной коллегий по уголовным делам Псковского областного суда приговор оставлен без изменения.

Злоупотреблением должностными полномочиями были признаны действия директора МОУ «Макушинская средняя общеобразовательная школа» К., который не желая выплачивать 13 учащимся школы денежные средства в общей сумме 12 600 рублей, перечисленные районным центром занятости населения на счет школы за работу учащихся по благоустройству территории школы, обязал классного руководителя подписать платежную ведомость у школьников о получении ими денег (по 900 рублей). После того, как деньги были получены бухгалтером школы в РКЦ для выплаты, К. распорядился передать деньги ему лично. Получив деньги, К. присвоил их и использовал по своему усмотрению.

Уголовное дело в отношении К. было судом прекращено в связи с его деятельным раскаянием. Постановление суда в кассационном порядке не обжаловалось.

В приведенном примере квалификация действий К. как злоупотребление служебным положением вызывает сомнение, поскольку они могут рассматриваться как хищение чужого имущества путем присвоения с использованием служебного положения. Подробно об этом будет изложено в ответе на вопрос №5.

Злоупотреблением должностными полномочиями судами признавались не только действия, но и бездействие должностного лица.

Так, главный лесничий (главный государственный инспектор по охране леса) ФГУ «Локнянский лесхоз» З. был признан судом виновным в том, что вопреки своим должностным обязанностям по пресечению пользования лесным фондом без соответствующих документов, а также по осуществлению государственного контроля за состоянием, пользованием лесов, установленными п.3.1 должностной Инструкции по организации и проведении государственными органами управления лесным хозяйством государственного контроля на состоянием, использованием, воспроизводством, охраной и защитой лесов в РФ (утв. приказом Федеральной службы лесного хозяйства №224 от 24.10.1994г.), зная о незаконной вырубке лесов первой и второй группы бригадой в составе 3 человек, в выделах 2,3,13 квартала №30, выделах 1,2,3,22,23,28 квартала №31, выделе 16 квартала №26 Самолукского участкового лесничества, из корыстных побуждений, не пресек их противоправные действия и скрыл правонарушение от надзирающего органа – управления Росприроднадзора по Псковской области.

В соответствии с требованиями действующего постановления Пленума Верховного Суда СССР №4 от 30 марта 1990 года «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге» (в редакции ПВС РФ от 10.02.2000г.) по делам о должностных злоупотреблениях судам необходимо устанавливать круг и характер служебных прав и обязанностей должностного лица, нормативные акты, их регламентирующие, мотив, цель и фактические обстоятельства совершенного деяния, наличие причинной связи между нарушением (неисполнением) должностным лицом своих обязанностей и наступившими вредными последствиями (пункт 8).

Как показало изучение уголовных дел, эти требования, в основном, выполняются. Однако имеются случаи, когда в приговоре не указывались конкретные нормативные акты (устав, приказы, должностные инструкции), устанавливающие служебные полномочия привлекаемого должностного лица).

Такие нарушения допущены по делам в отношении 2 лиц и связаны они, в первую очередь, с предъявленным этим лицам обвинением, в которых ссылки на эти акты также отсутствовали.

Так, по делу в отношении директора МОУ «Макушинская средняя общеобразовательная школа» К. в обвинении отсутствовала ссылка на устав указанного учреждения, утвержденного начальником районного управления образования, в котором были расписаны права и обязанности директора школы (уголовное дело в отношении К. прекращено судом на предварительном слушании в связи с его деятельным раскаянием).

По делу в отношении С. – начальника линейного отдела внутренних дел на станции Новосокольники, в обвинении также не было приведено нормативного обоснования его обязанностей, предусмотренных должностной инструкцией (обвинительный приговор в отношении С. постановлен в особом порядке ввиду согласия подсудимого с предъявленным обвинением).

В обоих случаях нормативные акты имелись в материалах дела, однако не были отражены ни в фабуле обвинения, ни в списке доказательств стороны обвинения. Указанные судебные решения предметом проверки суда кассационной инстанции не были.

Отсутствие в обвинении указания на конкретные нормативные акты, закрепляющие служебные полномочия привлекаемого должностного лица, препятствует рассмотрению дела по существу, поскольку эти обстоятельства образуют объективную сторону деяния и являются предметом доказывания по делу о должностном преступлении.

В этих случаях, на наш взгляд, суды должны руководствоваться требованиями п.1 части 1 статьи 237 УПК РФ и возвращать уголовное дело прокурору. Предъявление нового, более конкретного обвинения не ухудшает положение обвиняемого, поскольку фактически связано не с изменением обвинения, а с его уточнением.

Практика, однако, идет по иному пути. Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в определении №9-О07-56 от 09.08.2007г. по делу Е. и А. указала, что суд первой инстанции необоснованно возвратил дело прокурору в виду неконкретности обвинения, поскольку в отношении А. в обвинительном заключении в качестве доказательства приведена должностная инструкция, а в постановлениях о привлечении в качестве обвиняемых А. и Е. указаны их данные о личности, позволяющие сделать вывод о Е. и А. как о субъектах инкриминируемого преступления. Отсутствие в обвинительном заключении указания на должностную инструкцию в отношении Е., а также приказов о назначении на должности А. и Е. не нарушает права сторон на исследование этих документов в судебном заседании и не лишает суд возможности их исследования и учета при назначении наказания (Бюллетень Верховного Суда РФ, 2008г, №5, с.13-14).

Не возражая в том, что должностные нормативные акты могут быть исследованы судом и учтены при назначении наказания, трудно согласиться с тем, что отсутствие в обвинении ссылок на нормативные предписания, составляющие суть злоупотребления, может быть восполнено судом. Неконкретное обвинение, во-первых, нарушает право обвиняемого на защиту, во-вторых, такой подход предполагает формулирование обвинения судом, что фактически означает принятие судом на себя функции обвинения.

2. Из 6 преступлений, предусмотренных ст. 285ч.1 УК РФ, по которым приняты судебные решения, 3 совершены из корыстной заинтересованности. Действия виновных при этом были обусловлены имущественной выгодой в результате использования должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы.

Например, мастер леса Б. участкового лесничества Л., вопреки своим должностным обязанностям по порядку отвода и таксации леса, за обещанное вознаграждение в виде обработанной древесины от В. и К., при отводе им делянки, умышленно занизил объем кубатуры леса на 142 куб. метра , что повлекло существенное нарушение интересов государства в лице Великолукского лесничества – филиала ГУ «Управления природными ресурсами Псковской области» в виде занижения размера оплаты лесных податей на сумму 24 741 руб.34 коп.

3 . Из 6 преступлений, уголовные дела о которых рассмотрены судом, по трем из них использование должностным лицом своих служебных полномочий было обусловлено иной личной заинтересованностью, которая выразилась:

— в нежелании старшего участкового уполномоченного милиции организовать и выполнять предусмотренных УПК действий по заявлению о преступлении, в снижении объема работы по неочевидному преступлению, создании благоприятного впечатления о своей работе (уголовное дело в отношении М., подробно об обстоятельствах дела изложено в ответе на вопрос №1.);

— в искусственном повышении показателей в работе милиции (дело в отношении начальника линейного отдела внутренних дел на ст. Новосокольники С.)

В п. 17 постановления Пленума Верховного Суда СССР №4 от 30 марта 1990 года «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге» (в редакции ПВС РФ от 10.02.2000г.) « иная личная заинтересованность » как мотив злоупотребления определяется как стремление извлечь выгоду неимущественного характера, «обусловленном такими побуждениями, как карьеризм, протекционизм, семейственность, желание приукрасить действительное положение, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса, скрыть свою некомпетентность и т.п.»

Определение «иной личной заинтересованности», данное в разъяснениях Пленума, является, на наш взгляд, полным и не нуждается в уточнении.

4. Наличие корыстной заинтересованности признавалось судами не только в тех случаях, когда должностное лицо путем злоупотребления своими полномочиями получало имущественные выгоды для себя лично, но в тех случаях, когда материальную выгоду получали иные лица (например, подчиненные по службе).

Так, по указанному выше делу главного лесничего З., умышленно не пресекшего незаконную порубку леса, суд установил, что его бездействие было обусловлено корыстной заинтересованностью, которая выражалась в том, что часть доходов, получаемых лесхозом от незаконно вырубленной древесины, направлялась на выплату заработной платы как самому З., так и работникам лесхоза.

Следует, однако, отметить, что по этому делу размер полученного дохода З., либо его подчиненными, установлен не был.

Случаев злоупотребления должностными полномочиями в интересах вышестоящего должностного лица, в практике области не было.

5. Вопрос разграничения уголовной ответственности за злоупотребление служебными полномочиями, совершенными из корыстной заинтересованности от хищений, совершаемых должностными лицами с использованием служебного положения, вызывает на практике затруднения.

Как указывалось выше, по делу в отношении директора МОУ «Макушинская средняя общеобразовательная школа» К., можно усмотреть признаки не злоупотребления должностными полномочиями из корыстной заинтересованности, а признаки хищения чужого имущества.

Согласно материалам дела, на расчетный счет школы поступили 12 600 рублей, которые подлежали выплате 13 учащимся школы за работу по благоустройству территории школы. По указанию К. классный руководитель подписала платежные ведомости у учеников о получении ими по 900 рублей. После того, как бухгалтер школы получила денежные средства в РКЦ, К. обязал ее передать деньги ему лично, что бухгалтер и сделала. Получив деньги, К. присвоил их и использовал по своему усмотрению.

Органами расследования действия К. квалифицированы по ст.285 УК РФ как использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы из корыстной заинтересованности.

Однако в действиях К. усматривается противоправное безвозмездное изъятие с корыстной целью денежных средств в свою пользу, с использованием служебного положения, то есть признаки хищения чужого имущества. Передача К. денежных средств бухгалтером была обусловлена наличием у него должностных полномочий, после передачи денежные средства можно рассматривать как вверенное ему имущество.

Следует отметить, что четкие и единообразные критерии разграничения злоупотребления должностными полномочиями из корыстной заинтересованности от хищений, и в актах толкования, и в теории уголовного права отсутствуют.

Так, в постановлении Пленума Верховного Суда СССР №4 от 30 марта 1990 года «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге» (в редакции ПВС РФ от 10.02.2000г.), в пункте 15 указывается: «Злоупотреблением служебным положением из корыстной заинтересованности следует считать такие неправомерные действия должностного лица, которые совершены с целью получить имущественную выгоду без незаконного безвозмездного обращения государственных или общественных средств в свою собственность или собственность других лиц (например, сокрытие путем запутывания учета образовавшейся в результате халатности недостачи с целью избежать материальной ответственности).

Если злоупотребление являлось способом хищения, то содеянное рассматривается как хищение и квалифицируется соответствующими статьями УК РФ».

Таким образом, Пленум определяет возможность разграничения должностного злоупотребления от хищения по наличию либо отсутствию незаконного безвозмездного обращения государственных или общественных средств в свою собственность или собственность других лиц.

Не говоря о дефектности определения в части указания на формы собственности и обращения в собственность, следует отметить, что за рамками критериев разграничения остаются другие признаки хищения (причинение действительного материального ущерба, а не ущерба в виде упущенной выгоды и проч.)

Поэтому этот вопрос нуждается в более полном и правильном толковании.

II . Превышение должностных полномочий

6. Явно выходящими за пределы должностных полномочий суды Псковской области признавали:

— действия инспектора таможни по фальсификации преступления;

— незаконную выдачу паспортов гражданина РФ;

— незаконное задержание и доставление в дежурную часть отдела милиции;

— распоряжение о выдаче незаконного лесорубочного ордера;

— незаконное возвращение правонарушителю водительского удостоверения и уничтожение материалов об административных правонарушениях.

Случаи явного превышения должностных полномочий в судебной практике и научной литературе классифицируются следующим образом: 1) совершение должностным лицом действий, которые относятся к компетенции другого должностного лица; 2) совершение должностным лицом действий, которые могли быть совершены им самим только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе; 3)совершение должностным лицом действий, на которые вообще законом ни одно лицо при каких обстоятельствах не уполномачивается; 4) совершение должностным лицом действий единолично, хотя они могли быть произведены только коллегиально.

Не признаны судом превышением должностных полномочий действия А. — оперуполномоченного 4 отдела оперативной службы УФКСН России по Псковской области.

Согласно обвинению, он договорился с Г. (владельцем наркотических средств, жителем г.Санкт-Петербурга) и Ш. о незаконном сбыте на территории города Пскова и области наркотических средств знакомым Ш., употребляющим наркотики. Согласно договоренности, Ш. должен был хранить у себя по месту жительства пересылаемые Г. наркотические средства (амфетамин).

Таким образом А. в группе лиц по предварительному сговору с Ш. и Г., с использованием своего служебного положения, совершил незаконный сбыт и пересылку амфетамина в особо крупном размере, а также приготовление к незаконному сбыту амфетамина в особо крупном размере.

Действия А. были квалифицированы по ст.ст. 286ч.1, 228-1ч.3 п. «б,г» и 30-ч.1-228-1ч.3 п. «б,г» УК РФ.

Приговором Псковского городского суда А. был признан виновным по ст.ст. 30ч.3- 228-1ч.3 п. «б,г» и 30-ч.1-228-1ч.3 п. «б,г» УК РФ и с учетом изменений, внесенных определением судебной коллегии по уголовным делам Псковского областного суда, осужден к лишению свободы на срок 10 лет 9 месяцев в исправительной колонии строгого режима.

Оправдывая А. по ст.286 ч.1 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления, суд в приговоре указал, что приведенные в этой части обвинения действия образуют самостоятельные составы преступлений, связанные с незаконным оборотом наркотических средств и «не могут рассматриваться как действия, явно выходящие за пределы полномочий должностного лица».

В части оправдания А. по ст.286 ч.1 УК РФ кассационное представление прокурором было отозвано.

7. В судебной практике Псковской области имелся случай, когда бездействие должностного лица при отсутствии корыстной или иной личной заинтересованности привело к существенному нарушению охраняемых законом интересов общества и государства.

Так, по делу в отношении Г. – старшего государственного инспектора отдела таможенного оформления и таможенного контроля (ОТО и ТК) №6 Невельского таможенного поста Великолукской таможни, было установлено, что он вопреки своим должностным обязанностям по проведению документального таможенного оформления и таможенного контроля перемещаемых через таможенную границу товаров и транспортных средств, допустил прохождение на территорию РФ из Республики Беларусь без таможенного контроля двух автомашин «МАН» с полуприцепом-рефрижератором с грузом овощей и фруктов на общую сумму 1 195 500рублей. Это повлекло существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства, выразившееся в неуплате в государственный бюджет таможенных платежей на сумму 235 485 руб. 84 коп.

Первоначально уголовное дело было возбуждено по признакам преступления, предусмотренного ст. 285 ч.1 УК РФ. В виду того, что по делу не была установлена корыстная либо иная личная заинтересованность Г., постановлением следователя, его действия были переквалифицированы на ст. 286ч.1 УК РФ.

С предъявленным обвинением Г. полностью согласился, ходатайствовал о постановлении приговора в особом порядке. Приговором Усвятского районного суда, постановленным без проведения судебного разбирательства, Г. был осужден по ст. 286ч.1 УК РФ.

Правовая оценка действий Г. представляется спорной с учетом того, что в уголовном законе (в статье 286 УК РФ) прямо указывается, что превышением должностных полномочий является совершение должностным лицом действий, из чего следует, что бездействие не может составлять объективную сторону указанного преступления. То же следует и из разъяснений постановления Пленума Верховного Суда СССР №4 от 30 марта 1990 года «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге» (в редакции ПВС РФ от 10.02.2000г.).

Превысить полномочия, ничего не совершая, невозможно. Не случайно законодатель, определяя злоупотребление должностными полномочиями, говорит об использовании их должностным лицом, а при превышении должностных полномочий – о совершении действий, явно выходящих за пределы полномочий должностного лица.

Однако в теории уголовного права вопрос о возможности бездействия составлять объективную сторону превышения должностных полномочий, является спорным [1] . Как видно из приведенного примера, судебная практика эти споры поддерживает.

Как нам представляется, проблема расширительного толкования диспозиции статьи 286 УК РФ связана с тем, что очень часто при должностном бездействии лица невозможно доказать его корыстную или иную личную заинтересованность (как в вышеприведенном деле Г. ) Это, в свою очередь исключает уголовную ответственность по ст. 285 УК РФ. Должностное лицо не может быть привлечено и по ст. 286 УК РФ, если признать, что объективную сторону превышения образуют только действия, а не бездействия должностного лица.

Таким образом, основным «камнем преткновения» для привлечения должностного лица к уголовной ответственности за бездействие является необходимость установления и доказывания его корыстной или иной личной заинтересованности. Хотя само по себе совершение умышленных действий, связанных с невыполнением должностным лицом возложенных на него обязанностей, подразумевает наличие какой-либо мотивации, интереса. Ссылка на этот признак в диспозиции является, на наш взгляд, излишней, затрудняющей единообразное и точное применение на практике уголовного закона. Тем более, что законодатель в один ряд поставил как корыстную мотивацию (более тяжкая, низменная), так и иную личную заинтересованность (которая может быть обусловлена и мотивом, не являющимся низменным, например, мотивом сострадания). Такая позиция представляется не совсем логичной, скорее при корыстной заинтересованности речь должна идти о квалифицированном составе превышения.

При включении в объективную сторону превышения бездействия должностного лица (то есть невыполнение должностным лицом своих обязанностей), возникает проблема и разграничения указанного деяния от халатности, выраженной в неисполнении должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе, повлекшего причинение крупного ущерба (часть 1 статьи 293 УК РФ).

Как показало изучение уголовных дел, по некоторым из них бездействие сотрудников таможенных органов квалифицируется не по ст. 286 УК РФ, а по ст. 293 УК РФ (например, приговоры в отношении К. и Ш.).

Во всех этих случаях таможенные инспекторы не выполнили свои обязанности по оформлению и контролю за перемещаемыми товарами, что повлекло неуплату таможенных платежей.

Например, Ш. признан виновным в том, что работая старшим государственным таможенным инспектором отдела таможенного оформления и таможенного контроля №2 таможенного поста МАПП Бурачки, в нарушение требований таможенного законодательства и должностных инструкций, не производя таможенного осмотра микроавтобуса, оформил таможенные документы и в отсутствие старшего смены принял решение о выпуске микроавтобуса. Поскольку в транспортном средстве незаконно перемещались товары, действия Ш. повлекли причинение крупного ущерба государству в виде не взыскания таможенных платежей на сумму 256 852 рубля 80 коп.

Действия Ш. квалифицированы как халатность, то есть ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного отношения к службе, повлекшее причинение крупного ущерба, то есть по ст. 293ч.1 УК РФ.

Из приведенных примеров видно, что деяния фактически совершаются при аналогичных обстоятельствах, однако в одном случае квалифицируются по ст. 286 УК РФ, в другом – по ст. 293 УК РФ. Учитывая, что субъективная сторона халатности выражается только в неосторожной вине, действия таможенного инспектора, умышленно не осмотревшего перемещаемые автотранспортные средства, не могут расцениваться как халатность (она могла бы иметь место, если инспектор, например, отсутствовал на рабочем месте по неуважительной причине и т.п.).

С учетом изложенного указанные случаи проблематично квалифицировать как по ст. 286 УК РФ, так и по ст. 293 УК РФ. Формулировка диспозиции статьи 285 УК РФ, предусматривающей обязательное установление корыстной либо иной личной заинтересованности, также зачастую исключает возможность уголовной ответственности за такого рода деяния.

Такая проблема характерна не только для Псковской области, но и для других субъектов [2] .

8. В практике судов Псковской области не было случаев осуждения лиц по ч.3 статьи 286 УК РФ за превышение служебных полномочий с применением насилия или с угрозой его применения.

За обобщаемый период в суды направлялись дела указанной категории (всего в отношении 9 лиц) – по ст. 286ч.3 п. «а» и ст.286ч.3 п. «а,б» УК РФ. В отношении 6 лиц постановлены обвинительные приговоры. Из них по 2 уголовным делам в отношении 5 лиц обвинительные приговоры судебной коллегией по уголовным делам Псковского областного суда были отменены с направлением дел на новое судебное рассмотрение. В настоящее время указанные дела находятся в производстве судов.

Отмена указанных приговоров с неправильной оценкой действий подсудимых связана не была. В отношении 1 лица обвинительный приговор был отменен кассационной инстанцией с прекращением производства по делу в виду допущенных в ходе предварительного расследований нарушений уголовно — процессуального закона.

В отношении 2 из 10 привлеченных к уголовной ответственности по ст. 286 ч.3 УК РФ лиц, постановлены оправдательные приговоры, один из которых отменен, дело в настоящее время находится в стадии рассмотрения.

В отношении 1 лица, обвиняемого по п. «а» части 3 статьи 286 УК РФ действия были переквалифицированы судом на часть 1 статьи 286 УК РФ.

Такое решение принято судом по делу в отношении Х. – помощника начальника отдела — оперативного дежурного дежурной части ОВД Псковского района.

Суд установил, что он, приняв заявление от гражданки С. о совершенном преступлении и отдав по просьбе заявительницы экземпляр заявления со штампом РОВД, после того, как она вышла из здания милиции, догнал ее, схватил одной рукой ее за руку, другой — за спину и принудительно повел в здание РОВД. Там Х. вырвал сумку из рук С. и забрал из нее заявление. После этого он передал С. корешок уведомления о принятии заявления и копию заявления. Действиями Х. потерпевшей были причинены кровоподтеки левого предплечья и задней поверхности грудной клетки, которые экспертной оценке не подлежат.

Указав в приговоре, что Х. ударов потерпевшей не наносил, физическую боль не причинял, а применил насилие в виде удержании за руку, суд переквалифицировал действия подсудимого на ч.1 ст. 286 УК РФ. При этом суд обосновал существенное нарушение прав и законных интересов как составообразующий признак превышения именно получением С. телесных повреждений в виде кровоподтеков.

Судебной коллегией по уголовным делам приговор оставлен без изменения, жалоба потерпевшей о необоснованной переквалификации – без изменения.

III . Общие вопросы для статей 285 и 286 УК РФ.

9. В практике судов не было случаев, когда наряду со злоупотреблением должностными полномочиями, подсудимые обвинялись и в их превышении.

10. Следующие нарушения прав, законных интересов граждан, и организаций признавались существенными:

— причинение материального ущерба;

— нарушение конституционных прав граждан на неприкосновенность жилища и личную неприкосновенность;

— и свобод граждан, склоненных к совершению преступления;

— нарушение прав граждан на безопасность дорожного движения (незаконное возвращение изъятого водительского удостоверения, уничтожение материала об административном правонарушении)

Нарушение охраняемых законом интересов общества и государства признавалось существенным в случаях:

— подрыва авторитета правоохранительных органов (незаконное возбуждение уголовного дела по тяжкому преступлению, неверие граждан в законное разрешение фактов правонарушений и защиту со стороны милиции);

— незаконного приобретения прав гражданина РФ лицом, не имеющего гражданства РФ;

— нарушения интересов государства и общества в области использования, охраны, защиты и воспроизведения лесов;

-нарушения интересов общества и государства по осуществлению правосудия (обоснование этого в обвинении и приговоре отсутствует).

11. В практике не было случаев осуждения лиц по части 3 статьи 285 УК РФ и п. «в» части 3 статьи 286 УК РФ по признаку причинения тяжких последствий . Не поступали в суд и уголовные дела с таким обвинением.

12. По изученным уголовным делам трудности, связанные с определением субъекта должностных преступлений не возникали.

13 . Обвинение по иным должностным преступлениям (кроме должностного подлога), например, получение взятки, наряду с преступлениями, предусмотренными ст.ст. 285 или 286 УК РФ, по рассмотренным и поступившим в суды делам не вменялось.

14. В актах толкования уголовного закона отсутствует указание на то, в каких случаях действия виновного в злоупотреблении или превышении должностных полномочий, подлежат квалификации по совокупности с должностным подлогом. Имеется только указание на то, что должностной подлог, выразившийся в использовании должностным лицом изготовленным им заведомо фиктивных документов при совершении хищения надлежит квалифицировать по совокупности как хищение и должностной подлог (п.16 постановления Пленума Верховного Суда СССР №4 от 30 марта 1990 года «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге».

О необходимости квалифицировать должностной подлог по совокупности с получением (дачей) взятки следует из постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» №6 от 10.02.2000г. (в ред. от 06.02.2007г.), в пункте 19 которого указывается: «Ответственность за дачу и получение взятки или коммерческий подкуп не исключает одновременного привлечения к уголовной ответственности за действия, образующие самостоятельное преступление. В таких случаях содеянное подлежит квалификации по совокупности преступлений.

Взяткополучатель, совершивший в интересах взяткодателя или представляемых им лиц незаконные действия, образующие состав иного преступления, подлежит ответственности по совокупности преступлений — по части второй статьи 290 УК РФ и соответствующей статье УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями, незаконное освобождение от уголовной ответственности, фальсификация доказательств и т.п)»

Для дачи (получения) взятки и хищения необходимость совокупности со ст. 292 УК РФ понятна, поскольку объективную сторону этих преступлений составляют разные действия. Проблема совокупности должностного злоупотребления и должностного подлога состоит как раз в том, что действия, составляющие объективную сторону этих преступлений, могут совпадать. Не случайно в уголовно-правовой литературе отмечается, что должностной подлог является частным случаем злоупотребления должностными полномочиями [3] .

Как показало изучение уголовных дел, вопрос о квалификации противоправных действий должностных лиц в случаях, когда наряду со злоупотреблением должностными полномочиями или их превышением совершается должностной подлог, решается судами области следующим образом.

а) по некоторым делам суды признавали совершение должностного подлога способом должностного злоупотребления и исключали ст.292 УК РФ как излишне вмененную.

Например, органами следствия действия М.,который фальсифицировал объяснения заявителей, а потом на их основании вынес незаконное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела (подробное описание обстоятельств дела приведено при ответе на вопрос №1 обобщения), были квалифицированы по совокупности ст.285 ч.1 УК РФ и ст. 292 УК РФ как злоупотребление должностными полномочиями и должностной подлог. При этом должностной подлог, как указано в обвинении, выразился в составлении фиктивных объяснений.

В судебном заседании государственный обвинитель отказался от обвинения М. по ст. 292 УК РФ, указав, что данные действия охватываются диспозицией ст.285 УК РФ, являются способом злоупотребления служебными полномочиями и не требуют дополнительной квалификации по ст. 292 УК РФ. Суд в позицией прокурора согласился и осудил М. только по ст. 285 ч.1 УК РФ с приведением в приговоре аналогичного обоснования принятого решения.

Аналогичные решения принимались судами и по другим уголовным делам (например, по делу Д., приговор Псковского городского суда от 23.12.2005г.)

б) при осуждении лица не за должностное преступление, а за хищение, суды признавали должностное лицо виновным в должностном подлоге.

Так, органами предварительного расследования Н. признан виновным в частности том, что являясь начальником пожарной части пос. Бежаницы, то есть должностным лицом, получил в государственном управлении гражданской защиты и пожаротушения Псковской области (управлении ГЗ и ПТ ПО) для выплаты работникам пожарной части денежные средства (премию) в сумме 13 200 рублей и преследуя корыстную цель, скрыл данный факт, подделал подписи работников части о получении премии и составил фиктивный авансовый отчет о целевом использовании средств, который сдал в управление ГЗ и ПТ ПО. Указанные денежные средства присвоил. Тем самым Н. нарушил конституционные права 24 граждан – работников пожарной части.

Его действия органами обвинения в этой части были квалифицированы по ст.ст. 285ч.1, 160 ч.3, 292 (подписание фиктивного авансового отчета) и 327 ч.2 УК РФ (подделка подписей работников пожарной части в платежной ведомости о получении денег) как злоупотребление должностными полномочиями, хищение вверенного имущества путем присвоения, с использованием служебного положения, должностной подлог и подделка официального документа в целях скрыть другое преступление.

Суд, с учетом позиции государственного обвинителя, признал Н. виновным по ст.ст. 160ч.3 и 292 УК РФ, указав следующее.

Злоупотребление подсудимым своими должностными полномочиями явилось способом хищения денежных средств, а потому его действия полностью охватываются частью 3 статьи 160 УК РФ (присвоение чужого имущества, вверенного виновному лицом с использованием своего служебного положения) и дополнительной квалификации по ст. 285 ч.1 УК РФ не требуют.

Обвинение по ст. 237 ч.2 УК РФ (подделка официального документа) также является излишней, поскольку подделка подписей работников в платежной ведомости охватывается составом преступления, предусмотренного ст.292 УК РФ (должностной подлог, то есть внесение должностным лицом в официальные документы заведомо ложных сведений, совершенное из корыстной заинтересованности).

Комментируя приговор, следует отметить, что решение суда в части исключения из обвинения Н. ст. 285 ч.1 УК РФ и признания его виновным только в хищении чужого имущества является правильным.

Что касается ст. 327 УК РФ, следует отметить, что органы следствия ошибочно и искусственно разделили действия обвиняемого, подделавшего подписи в платежной ведомости и составившего фиктивный авансовый отчет о выплате денег на два преступления — ст. 327ч.2 и 292 УК РФ.

Эти действия, во-первых, охватывались единством умысла виновного, направленного на хищение. Во-вторых, статья 292 УК РФ (по субъекту и мотиву преступления) является специальной уголовно-правовой нормой по отношению к статье 327 УК РФ и именно она подлежала применению. Исключив из обвинения Н. ст. 327ч.2 УК РФ и признав, что действия подсудимого в этой части подлежат квалификации по ст. 292 УК РФ, суд первой инстанции ухудшил положение подсудимого, поскольку указанная статья предусматривает специальный мотив – корыстную либо иную личную заинтересованность, который в обвинении по ст. 237 ч.2 УК РФ (подделка подписей работников пожарной части в платежной ведомости) Н. не вменялся.

15. а) Качество предварительного расследования по поступившим в суд уголовным делам указанной категории выглядит следующим образом.

Всего за указанный период в суды области поступило 25 дел в отношении 28 лиц, обвиняемых в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 285 или 286 УК РФ.

Из этого количества по существу рассмотрены уголовные дела в отношении 20 лиц.

6 дел в отношении 9 лиц в настоящее время находятся на рассмотрении.

Результаты рассмотрения дел приведены в таблице.

Всего поступило дел в отношении лиц

Рассмотрено по существу (в лицах)

Приведенные данные свидетельствуют о том, что только в отношении 70 % лиц, привлекаемых к уголовной ответственности по ст. 285 или 286 УК РФ, суды соглашались с предложенной органами предварительного следствия квалификацией их действий как должностного преступления.

Нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные следователем прокуратуры г.Пскова (дело поступило в суд до внесения изменений в УПК от 05.06.2007г.) при расследовании уголовного дела в отношении Т. повлекло отмену обвинительного приговора с прекращением производства по делу.

Приговором Псковского городского суда Т. были признан виновным в том, что являясь старшим оперуполномоченным ОУР 1 ГОМ УВД г. Пскова, в своем служебном кабинете в 1 ГОМ, избил доставленного в отдел милиции по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ст. 161ч.2 п. «а» УК РФ К., добиваясь от него признательных показаний. Тихонов Р.В. нанес К. несколько ударов ногами и руками в область лица и тела, причинив кровоподтеки и ссадины в области лица и заднебоковой поверхности грудной клетки, не подлежащие экспертной оценке.

Действия Т. были квалифицированы по ст. 286ч.3 п. «а» УК РФ как превышение должностных полномочий с применением насилия.

Отменяя приговор и прекращая производство по делу, судебная коллегия признала, что опознание Т. произведено с нарушением требованием с.2 и 4 ст. 193 УПК РФ (опознающий не был предварительно допрошен, статисты не имели внешнего сходства с Т.) Постановления о возбуждении ходатайства о продлении срока предварительного следствия по делу не были утверждены прокурором, представление других экземпляров этих документов с подписью прокурора в судебном заседании «не имеет правового значения».

б) Выявление причин и условий, способствующих совершению преступлений, вынесение частных определений.

Только по одному из изученных дел суд вынес частное постановление в адрес прокурора Псковской области, прокурора города Пскова и начальника УВД Псковской области – по изложенному выше делу Т. Суд в приговоре дал оценку допущенным нарушениям, признав, что они являются технической ошибкой.

в) Качество судебного разбирательства.

Изучение дел показало, что значительная часть из них рассмотрены судами в особом порядке (25%).

Отличительной чертой исследуемой категории дел является низкая карательная практика. Из 10 осужденных по ст. 285 и 286 УК РФ лиц:

— 4 лиц осуждены к штрафу;

— 6 лиц – к лишению свободы условно.

Таким образом, ни один из привлеченных к ответственности за должностное преступление, не был осужден к реальному лишению свободы.

Дела в отношении 4 лиц прекращены в связи с деятельным раскаянием. Не во всех случаях такие решения представляются правильными. Например, по делу Л., осужденного за умышленное занижение кубатуры леса в интересах других лиц из корыстной заинтересованности по ст. 285 ч.1 УК РФ, было признано, что его действия повлекли причинение материального ущерба государству в виде непоступления лесных податей на сумму 24.741 руб.34 коп. (подробно об обстоятельствах этого дела изложено при ответе на вопрос №2 обобщения).

Несмотря на то, что в ходе следствия Л. вину не признал, отрицал корыстную заинтересованность, мер к возмещению причиненного государству ущерба не принял, суд прекратил в отношении него уголовного дело в связи с деятельным раскаянием. В качестве обоснования принятого решения суд в постановлении указал, что «Л. впервые совершил преступление средней тяжести, активно способствовал раскрытию преступления, ущерб от его действий не наступил».

Тем самым суд привел доводы, которые не только не подтверждаются материалами уголовного дела, но и явно противоречат им.

Следует отметить, что и прокурор в судебном заседании, поддерживая ходатайство защитника подсудимого о прекращении уголовного дела, указал, что ущерб от действий Л. не наступил.

г) Кассационная и надзорная практика.

В отношении 14 лиц уголовные дела были предметом проверки суда кассационной инстанции: из них в отношении 2 оправданных по ст. 286ч.3 п. «а» УК РФ, в отношении 12 лиц – осужденных.

Один приговор в отношении 1 оправданного отменен в связи с допущенными судом нарушениями уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела, выразившиеся в том, что суд безмотивно отказал защитнику подсудимого в удовлетворении ходатайства о признании ряда доказательств стороны обвинения недопустимыми. Впоследствии суд в приговоре некоторые из этих доказательств все же признал полученными с нарушениями норм УПК, однако конкретно не указал нормы закона, которые были нарушены (дело в отношении Г. по ст.286ч.3 п. «а» УК РФ). В настоящее время дело находится на новом рассмотрении в другом суде.

Оправдательный приговор в отношении К. по ст. 286ч.3 п. «а» УК РФ, постановленный в связи с отсутствием события преступления, оставлен судебной коллегий без изменения.

Обвинительные приговоры в отношении 3 лиц оставлены без изменения, в отношении 9 – отменены.

Основаниями к отмене явились, как правило, нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные судами при рассмотрении дел.

Например, обвинительный приговор в отношении 4 лиц, осужденных по ст. 286 ч.3 п. «а,б» УК РФ был отменен в связи с допущенными процессуальными нарушениями, выразившимися в оглашении показаний свидетеля в нарушение требований ст. 281 УПК РФ и в связи с тем, что в описательно-мотивировочной части приговора суд привел свидетельские показания, как уличающих, так и оправдывающих подсудимых, без их надлежащей оценки и указания мотивов, по которым он отдал предпочтение свидетелям обвинения (дело в отношении Ф., М. и К.).

Только в отношении 2 лиц один приговор был отменен в связи с мягкостью назначенного наказания. Так, оперативные уполномоченные ОУР ОВД г.Великие Луки П. и Р. были признаны виновными в превышении должностных полномочий с применением насилия.

Как установил суд, Р. и П., являясь сотрудниками милиции, насильно, помимо воли потерпевшего К., посадили последнего в служебную машину Великолукского ГОВД и потребовали от него признания в совершении преступлений, которые им не совершались. Когда К. отказался подчиниться данным требованиям сотрудников милиции, Р. и П. подвергли К. неоднократному избиению, умышленно нанося ему удары ногами и руками по голове и другим частям тела. В ходе применяемого насилия со стороны Р. и П., потерпевший К. также помещался в багажник автомашины со связанными руками, в течение 10 минут голову потерпевшего погружали в воду, а также подвергали потерпевшего иному физическому насилию. В помещении Великолукского ГОВД К. также подвергся избиению со стороны осужденных. В результате противозаконных действий Р. и П., К. были причинены многочисленные телесные повреждения в области лица и тела, в том числе сотрясение головного мозга, что обусловило причинение К. легкого вреда здоровью.

Признав П. и Р. виновными каждого по ст. 286ч.3 п. «а» УК РФ, суд назначил обоим лишение свободы на срок 3 года условно с испытательным сроком продолжительностью 3 года, с лишением права занимать должности в правоохранительных органах.

Признавая условную меру наказания чрезмерно мягкой, судебная коллегия указала, что суд первой инстанции не учел в полной мере ни должностное положение Р. и П., ни характер последствий в виде причиненного ими ущерба авторитету правоохранительных органов. Так, учитывая данные характеризующие личности Р. и П., в качестве смягчающих их наказание обстоятельств, в том числе их положительные характеристики по месту работы и имеющиеся поощрения по службе, суд не принял во внимание и не дал оценки тому обстоятельству, что Р. и П. признаны судом виновными в совершении должностного преступления. Кроме этого, суд не учел данных послужного списка Р., согласно которому на него было наложено дисциплинарное взыскание в виде выговора за низкие результаты работы по раскрытию преступлений.

Суд не указал, в силу каких обстоятельств, характер и степень общественной опасности совершенного Р. и П. преступления позволяют назначить им условное осуждение. Как видно из приговора суда, Р. и П., являясь сотрудниками органов внутренних дел, находясь при исполнении своих служебных обязанностей, в нарушение Конституции и законов Российской Федерации, регламентирующих их служебную деятельность, подвергли потерпевшего К. неоднократному избиению, помещали его со связанными руками в багажник автомашины, погружали в воду, подвергали иному физическому воздействию.

Предметом проверки суда надзорной инстанции являлось только уголовное дело в отношении Т., осужденного приговором Псковского городского суда по ст. 286 ч.3 п. «а» УК РФ. Судебная коллегия отменила приговор и прекратила производство по делу (основания отмены указаны в пункте «б» ответа на вопрос №15 обобщения).

По надзорному представлению прокурора Псковской области Президиумом Псковского областного суда определение судебной коллегии по уголовным делам было отменено в связи с допущенными кассационной инстанцией нарушениями уголовно-процессуального закона.

В частности, отменяя приговор по тому основанию, что опознание Т. проведено в нарушением УПК, кассационная инстанция не дала оценки иным доказательствам вины подсудимого, имевшимся в деле и изложенными в приговоре. Судом кассационной инстанции были проигнорированы выводы суда первой инстанции и его оценка собранных по делу доказательств. Президиум признал допущенные судом кассационной инстанции нарушения существенными (фундаментальными).

При новом кассационном рассмотрении дела обвинительный приговор в отношении Т. был оставлен без изменения.

Определением Верховного Суда Российской Федерации постановление Президиума Псковского областного суда и второе кассационное определение были отменены с указанием, что допущенные судом кассационной инстанции при первом рассмотрении дела нарушения норм уголовно-процессуального закона не являются существенными, влекущими в соответствии со ст. 405 УПК РФ отмену судебного решения.

Изучение дел показало, что из 14 лиц, уголовные дела о которых были рассмотрены судом:

— 6 лиц являлись работниками органов внутренних дел (оперуполномоченные ОУР, инспектор ГИБДД, инспектор паспортно-визовой службы);

— 5 лиц являлись работниками лесного хозяйства (главные лесничие, мастер леса);

— 2 работника таможенных органов (инспекторы таможни);

— 1 работник органа образования (директор средней общеобразовательной школы).

Судья Псковского областного суда Ю.Ю.Уланова

[1] Так, Ю.И. Ляпунов указывает, что объективная сторона превышения может выполняться как в виде активных действий, так и бездействия (например, невыполнение начальником СИЗО постановления об освобождении лица из-под стражи). Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева). –М., 1999. С.665. Эта позиция категорически критикуется А.Н. Игнатовым — Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. 5-е издание (под общей ред. В.М. Лебедева). – М., 2007. С.818.

[2] Например, об аналогичных проблемах в Республике Бурятия указывает Ю.П. Гармаев. Уголовно-правовая характеристика должностных преступлений в таможенных органах. Статья размещена в системе «Консультант».

[3] Например, Б.Д. Завидов, А.В. Борбат «Общие проблемы и отдельные особенности некоторых положений уголовного права России». Публикация в системе «Консультант». Воронин В. Конкуренция уголовно-правовых норм в делах о взяточничестве и должностных преступлениях. «Российская юстиция», 2003, №11.