Меню Закрыть

Ст 158 или 164 ук рф

Статья 164. Хищение предметов, имеющих особую ценность

Статья 164. Хищение предметов, имеющих особую ценность

См. комментарии к статье 164 УК РФ

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ в часть 1 статьи 164 внесены изменения

1. Хищение предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, независимо от способа хищения —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового либо лишением свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет или без такового и с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 7 марта 2011 г. N 26-ФЗ в часть 2 статьи 164 внесены изменения

а) совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

Информация об изменениях:

в) повлекшее уничтожение, порчу или разрушение предметов или документов, указанных в части первой настоящей статьи, —

наказывается лишением свободы на срок до пятнадцати лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Статья 164. Хищение предметов, имеющих особую ценность

1. Хищение предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, независимо от способа хищения —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового либо лишением свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет или без такового и с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.

а) совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

в) повлекшее уничтожение, порчу или разрушение предметов или документов, указанных в части первой настоящей статьи, —

наказывается лишением свободы на срок до пятнадцати лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Хищение имущества (ст. 158–164 УК РФ)

Хищение имущества (ст. 158–164 УК РФ)

Согласно действующему уголовному законодательству хищением признаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику, или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному законному владельцу этого имущества.

К хищению имущества относятся следующие деяния: кража (ст. 158 УК), мошенничество (ст. 159 УК), присвоение или растрата (ст. 160 УК), грабеж (ст. 161 УК), разбой (ст. 162 УК) и хищение предметов, имеющих особую ценность (ст. 164 УК).

Обязательным признаком хищения является корыстная цель, т. е. цель обращения имущества в свою пользу либо в пользу третьих лиц. Не образуют состава хищения действия виновного, изъявшего имущество с целью временного заимствования для каких-либо целей. В этой связи весьма любопытен пример в новелле «Декамерона» Бокаччо, с героями которой мы уже встречались в первой части книги.

Вспомним спор, затеянный в Париже итальянскими купцами, Бернабо Ломеллино из Генуи и Амборджоло из Пиаченцы. Последний утверждал, что сумеет добиться супруги Бернабо, которая осталась в Генуе, в чьей верности Бернабо не сомневался. Спорящие заключили пари, и Амборджоло пообещал в доказательство того, что он сумел соблазнить жену Бернабо, привезти несколько наиболее дорогих ее личных вещей. Прибыв в Геную и поняв, что замысел его провалился, ибо супруга Бернабо слыла в самом деле верной и преданной женой, Амборджоло пустился на хитрость. Обманом, тайно проникнув в спальню жены Бернабо, он вынул из ящика кошелек, взял верхнее платье, несколько колец и поясов, после чего так же тайно покинул дом Бернабо. Вернувшись в Париж, Амборджоло предъявил Бернабо личные вещи жены как «доказательство» ее супружеской неверности.

Естественно, такие действия не могут образовывать состав кражи, поскольку добыл их Амборджоло с целью выиграть пари и убедить Бернабо в том, что супруга не верна ему, а не с целью обратить в свою пользу или пользу других лиц. Но в то же время все содеянное Амборджоло можно квалифицировать как мошенничество, а следовательно, изъятие имущества жены Бернабо можно признать приготовлением к этому преступлению.

Аналогичный пример найдем в рассказе О. Генри «Фараон и хорал». Главный герой — бездомный бродяга Сопи решил во что бы то ни стало попасть на зиму в тюрьму.

Зимние планы Сопи не были особенно честолюбивы. Он не мечтал ни о небе Юга, ни о поездке на яхте по Средиземному морю со стоянкой в Неаполитанском заливе. Трех месяцев заключения на Острове — вот чего жаждала его душа. Три месяца верного крова и обеспеченной еды, в приятной компании, вдали от посягательств Борея и фараонов — для Сопи это был поистине предел желаний.

Уже несколько лет гостеприимная тюрьма на Острове служила ему зимней квартирой. Как его более счастливые сограждане покупали себе билеты во Флориду или на Ривьеру, так и Сопи делал несложные приготовления к ежегодному паломничеству на Остров. И теперь время для этого наступило Сопи немедленно приступил к осуществлению своего плана. В тюрьму вело много легких путей…[163]

Как догадался читатель, Сопи решил совершить какое-нибудь нетяжкое преступление. Однако его попытки привлечь внимание полиции оказывались безуспешными. Он разбил камнем витрину магазина, отказался платить за обильный обед в ресторане, нарочито приставал на улице к одной молодой особе — все было тщетно.

Неужели ни один полисмен так и не схватит его за шиворот? Тюрьма на Острове стала казаться ему недоступной Аркадией. Он плотнее застегнул свой легкий пиджачок: ветер пронизывал его насквозь.

В табачной лавке он увидел господина, закуривавшего сигару от газового рожка. Свой шелковый зонтик он оставил у входа. Сопи перешагнул порог, схватил зонтик и медленно двинулся прочь. Человек с сигарой быстро последовал за ним.

— Это мой зонтик, — сказал он строго.

— Неужели? — нагло ухмыльнулся Сопи, прибавив к мелкой краже оскорбление (да простит нас О. Генри, но в действиях Сопи наличествуют все же признаки грабежа, а не кражи. — Л.К.). — Почему же вы не позовете полисмена? Да, я взял ваш зонтик. Так позовите фараона! Вот он стоит на углу.

Хозяин зонтика замедлил шаг. Сопи тоже. Он уже предчувствовал, что судьба опять сыграет с ним скверную шутку. Полисмен посмотрел на них с любопытством.

— Разумеется, — сказал человек с сигарой, — конечно… вы… словом, бывают такие ошибки… я… если это ваш зонтик… надеюсь, вы извините меня… я захватил его сегодня утром в ресторане… если вы признали его за свой… что же… я надеюсь, вы…

— Конечно, это мой зонтик, — сердито сказал Сопи.

Бывший владелец зонтика отступил. А полисмен бросился на помощь высокой блондинке в пышном манто: нужно было перевести ее через улицу, потому что за два квартала показался трамвай.

Сопи свернул на восток по улице, изуродованной ремонтом. Он со злобой швырнул зонтик в яму, осыпая проклятиями людей в шлемах и с дубинками. Он так хочет попасться к ним в лапы, а они смотрят на него, как на непогрешимого папу римского[164].

Статьи УК, устанавливающие ответственность за совершение кражи, грабежа и разбоя, предусматривают в качестве квалифицирующего признака совершение этих деяний с незаконным проникновением в жилище, помещение или иное хранилище. Под таким незаконным проникновением следует понимать противоправное тайное или открытое в них вторжение с целью совершения вышеперечисленных преступлений[165]. Например, преступник выдает себя за представителя власти, жилищно-коммунальной службы и т. д.

Весьма оригинальный пример такого незаконного проникновения в жилище мы находим в сборнике новелл «Приятные ночи» итальянского писателя Джованфранческо Страпаролы. В одной из них рассказывается об очень богатом ремесленнике Вильо Бригантелло, который из страха перед ворами и разбойниками притворялся совершенно нищим: жил в крошечной и с виду убогой хижине один, без слуг, без жены, перебивался с хлеба на воду и всегда ходил в грязных лохмотьях. Однако эти меры предосторожности не смогли сбить с толку воров, считавших, что на самом деле у Бригантелло уйма денег.

Однажды воры решили было обокрасть Бригантелло, но у них ничего не вышло: слишком крепки и надежны оказались запоры и двери в его доме. Тогда воры задумали переквалифицироваться в разбойников и пошли на хитрость: они засунули в мешок своего предводителя и пошли к дому Бригантелло. Среди преступников оказался один знакомый ремесленника, который был вхож к нему и выдавал себя за преданного друга. И вот этот лжедруг попросил Бригантелло оставить у себя на хранение мешок, пока он не вернется за ним, а прийти он пообещал очень скоро. Бригантелло не смог отказать приятелю и втащил мешок к себе в дом.

Злоумышленники условились, что, как только Бригантелло заснет, вожак вылезет из мешка, убьет спящего хозяина и заберет все деньги и ценности, какие найдет. Однако разбойники просчитались: Бригантелло вдруг показалось, что мешок шевельнулся. Тогда он вскочил, схватил тяжелую дубину и обрушил на голову вожака удар такой силы, что разбойник тотчас испустил дух[166].

Отличительным признаком таких форм хищения, как разбой и насильственный грабеж, служит совершение этих деяний с применением насилия. Насилие является, соответственно, не опасным для жизни или здоровья и опасным для жизни или здоровья. Под насилием, опасным для жизни или здоровья, следует понимать такое насилие, которое повлекло причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или непродолжительную стойкую утрату трудоспособности. Как разбой следует квалифицировать нападение с целью завладения имуществом, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, которое хотя и не причинило вред здоровью потерпевшего, однако в момент применения создавало реальную опасность его жизни или здоровью.

Насилие в отношении потерпевшего может применяться и в форме обмана. Примером тому служит история, произошедшая с одним из героев «Декамерона» (да простит нас читатель за столь частое использование этого произведения) — неким Андреуччио из Перуджи. Этот юноша как-то раз приехал в Неаполь, чтобы купить лошадей. Однако в силу своей неопытности и молодости вел себя крайне неосторожно, чуть ли не напоказ демонстрируя кошелек, набитый деньгами. Случилось так, что одна молодая сицилианка, увидев деньги Андреуччио, решила облапошить юношу и завладеть его средствами. С этой целью она разыграла целую комедию, выдав себя за сестру Андреуччио, которая (о, чудо!) наконец-то встретила своего любезного брата. Пригласив Андреуччио к себе, хитрая сицилианка упросила простодушного парня остаться у нее на ночлег. Ночью, когда юноша пошел по нужде, он угодил в расставленную ловушку: наступив на плохо прибитую доску, свалился вниз. И хотя бедняга «упал с некоторой высоты», он, тем не менее, не претерпел никакого вреда, кроме того, что свалился в нечистоты. В это время, получив сигнал от своего сообщника, лжесестра кинулась в комнату, где была кровать Андреуччио, похитила все его деньги и была такова[167].

Уголовный кодекс РФ Статья 164. Хищение предметов, имеющих особую ценность

Статья 164 УК РФ:

1. Хищение предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, независимо от способа хищения — наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового либо лишением свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет или без такового и с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.

2. То же деяние: а) совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; б) утратил силу; в) повлекшее уничтожение, порчу или разрушение предметов или документов, указанных в части первой настоящей статьи, — наказывается лишением свободы на срок до пятнадцати лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Комментарий к статье 164 УК РФ:

1. Рассматриваемое посягательство на отношения собственности ввиду исключительной особенности предмета преступного воздействия относится к наиболее опасному из данной группы корыстных преступлений. Сравнительное сопоставление санкций статей о хищениях чужого имущества показывает, что оно по степени общественной опасности равнозначно разбою. Именно поэтому, формулируя признаки состава рассматриваемого преступления, законодатель специально указал, что оно совершается независимо от способа хищения, в том числе, как это явствует из диспозиции ст. 164 УК, и разбоя. Неизмеримо более сложным и далеко неоднозначно решаемым является вопрос о том, на какой стадии развития умышленной преступной деятельности следует рассматривать данное хищение оконченным, если оно совершено путем разбойного нападения — на этапе нападения с целью его хищения или в момент фактического незаконного корыстного завладения им. Это, мягко говоря, непростой вопрос, и для его правильного разрешения на основе буквальных предписаний самого закона необходимо обратиться к догме права, к его текстуальной форме, выраженной в недвусмысленных словах и выражениях, не допускающих разночтений и неоднозначных толкований.
Представляется, что его решение должно основываться на предельно четких и ясных предписаниях диспозиции ст. 164 УК, в которой недвусмысленно говорится о хищении (т.е. фактическом изъятии и обращении чужого имущества в свою пользу — см. комментарий к примечанию к ст. 158 УК) предметов, имеющих особую ценность, независимо от способа хищения, в том числе, следовательно, и разбоя. Отсюда непреложно следует, что если посягательство осуществлено на указанные предметы в форме разбоя, то оно в соответствии с прямым предписанием ст. 164 УК может квалифицироваться как оконченное хищение лишь при том непременном условии, что субъект фактически изъял и (или) обратил в свою пользу или в пользу других лиц предметы, имеющие особую ценность. Иное решение вопроса было бы грубым нарушением прямых предписаний уголовного закона, очевидным противоречием его буквальному содержанию и смыслу. По изложенным основаниям, покоящимся на букве уголовного закона, разбой с целью хищения предметов, представляющих особую ценность, не увенчавшийся их завладением, должен квалифицироваться как покушение на преступление, предусмотренное ст. 164 УК.

2. В отличие от обычных форм хищения, данное преступление характеризуется особыми свойствами предмета посягательства, которые закон именует «предметами и документами, имеющими особую историческую, научную, художественную или культурную ценность». Пленум Верховного Суда РСФСР в одном из Постановлений разъяснил: «Особая историческая, научная или культурная ценность похищенных предметов определяется на основании экспертного заключения с учетом не только их стоимости в денежном выражении, но и значимости для истории, науки, культуры». В самом деле, такие предметы могут составлять культурное наследие народов Российской Федерации, их национальное достояние, и в этом качестве они буквально бесценны. Надо иметь в виду, что предметом преступления могут быть не только отдельные произведения или вещи, но и коллекции культурных ценностей, т.е. совокупность однородных или подобранных по определенному признаку разнородных предметов, которые, независимо от культурной ценности каждого из них в отдельности, собранные вместе имеют историческое, художественное, научное либо иное культурное значение, например коллекции почтовых марок, старинных нумизматических монет и т.д.
Примерный перечень культурных ценностей, обрисованных родовыми признаками и могущих быть предметом рассматриваемого преступления, содержится в Законе РФ N 4804-1 «О вывозе и ввозе культурных ценностей». В соответствии со ст. 7 названного Закона к ним относятся следующие категории предметов: редкие рукописи и документальные памятники; архивы, включая фото-, фоно-, кино-, видеоархивы; уникальные и редкие музыкальные инструменты; почтовые марки, иные филателистические материалы, отдельно или в коллекциях; старинные монеты, ордена, медали, печати и другие предметы коллекционирования; редкие коллекции и образцы флоры и фауны; предметы, представляющие интерес для таких отраслей науки, как минералогия, анатомия, палеонтология; другие движимые предметы, в том числе копии, взятые государством под охрану как памятники истории и культуры.
Вне всякого сомнения, предметом данного хищения являются национальные культурные ценности, вообще не подлежащие в силу их особой ценности вывозу из Российской Федерации. К ним относятся: движимые культурные ценности, отнесенные в соответствии с законодательством к особо ценным объектам народов Российской Федерации независимо от времени их создания; исторические ценности, в том числе связанные с историческими событиями в жизни народов, развитием общества и государства, историей науки и техники, а также относящиеся к жизни и деятельности выдающихся личностей (государственных, политических, общественных деятелей, мыслителей, деятелей науки, литературы, искусства); предметы и их фрагменты, полученные в результате археологических раскопок, например, широко известное «скифское золото»; различные художественные ценности, в том числе картины и рисунки, оригинальные скульптурные произведения, художественно оформленные предметы культового назначения, в частности, иконы, богато инкрустированные кресты; составные части и фрагменты архитектурных, исторических, художественных памятников и памятников монументального искусства; старинные книги, издания, представляющие особый интерес, отдельно и в коллекциях; движимые предметы, независимо от времени их создания, охраняемые государством и внесенные в охранные списки и реестры; культурные ценности, постоянно хранящиеся в государственных и муниципальных музеях, архивах, библиотеках, других государственных хранилищах культурных ценностей Российской Федерации; культурные ценности, созданные более 100 лет назад.
На основании экспертного заключения любая из перечисленных культурных ценностей может быть признана предметом хищения, предусмотренного

Назад | | Вверх

Проблемы отграничения хищения предметов, имеющих особую ценность, от разбоя

Рубрика: 17. Уголовное право и процесс

Статья просмотрена: 1133 раза

Библиографическое описание:

Бакрадзе А. А. Проблемы отграничения хищения предметов, имеющих особую ценность, от разбоя [Текст] // Право: история, теория, практика: материалы Междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2011 г.). — СПб.: Реноме, 2011. — С. 128-131. — URL https://moluch.ru/conf/law/archive/39/752/ (дата обращения: 09.11.2018).

Хищение предметов, имеющих особую ценность, должно квалифицироваться одинаково независимо от способа хищения [1, с. 453]. Однако прямое указание в законе (ч. 1 ст. 164 УК) на то, что предусмотренное в ней деяние влечет ответственность «независимо от способа хищения», не означает, что оно может быть совершено любым, не предусмотренным в законе способом. Во-первых, это противоречило бы принципу законности, а во-вторых, систематическое толкование, предполагающее уяснение смысла данной нормы путем установления ее связи с другими нормами уголовного права, ограничивающими понятие хищения определенными способами, приводит к выводу, что это преступление может быть совершено лишь теми способами, которые указаны в уголовном законе применительно к хищению обычного имущества [4, с. 207].

Существующие сегодня в науке решения по рассматриваемой проблеме можно было бы обозначить тремя способами.

1. Можно было бы дополнить рассматриваемую норму указанием на соответствующие способы совершения предусмотренного ею преступления в таком виде, в каком это было сделано в ст. 93 1 УК 1960 г., предусматривающей ответственность за хищение «независимо от способа» его совершения. Но после этих слов законодатель не ставил точку, а в скобках указывал номера статей, где раскрывались эти способы. Будь принято это и другие, ранее высказанные предложения, ч. 1 ст. 164 УК 1996 г. выглядела бы таким образом: «Хищение культурных ценностей, независимо от способа хищения (ст. 158 -162), наказывается…».

2. Можно поступить по-другому. Достаточно дополнить понятие хищения, изложенное в примечании 1 к ст. 158 УК, несколькими словами, чтобы также устранить всякую почву для споров относительно способов совершения любого хищения, в том числе и предусмотренного ч. 1 ст. 164 УК: «Под хищением в статьях настоящего Кодекса понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие указанными в законе способами и обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества» [4, с. 207].

3. Существует и другой способ коррекции уголовного закона. Например, нынешний уголовный закон не охватывает случаи, когда вымогаются культурные ценности, да и возможно приобретение права на них путем обмана или злоупотребления доверием. В этой связи, вероятно, можно было бы исключить из Уголовного кодекса РФ 1996 г. ст. 164 УК, усилив в главе 21 УК уголовную ответственность за преступления в отношении культурных ценностей, за счет закрепления квалифицирующего признака «в отношении культурных ценностей» в соответствующих статьях УК (ст. 158 – 163, 167, 168 УК). При таком подходе будет учитываться влияние способа совершения преступления на его характер и степень общественной опасности, будут исключаться ситуации, когда хищение «обычного» имущества наказывается строже, чем хищение культурных ценностей. Например, если хищение обычного имущества совершенное путем разбоя, с незаконным проникновением в жилище, помещение или иное хранилище в соответствии с ч. 3 ст. 162 УК наказывается лишением свободы от семи до двенадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового, то за это же деяние, совершенное в отношении культурных ценностей, согласно ч. 1 ст. 164 УК, предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от шести до десяти лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового с ограничением свободы на срок до одного года либо без такового.

Пытаясь разрешить данную проблему, одни авторы предлагают квалифицировать деяние в подобных случаях по совокупности преступлений [4, с. 247]. Однако совершенно очевидно, что это не выход из положения, поскольку он противоречит принципу справедливости [3, с. 95].

Другие ученые, по сути, используют тот же метод, что и законодатель, конструируя модели усовершенствования рассматриваемой нормы закона, путем добавления в ст. 164 УК нескольких квалифицирующих признаков [6, с. 20]. Получается, что, решая одну проблему, авторы лишь порождают другую.

На наш взгляд, более приемлемым здесь всё же видится другой подход. По правилам совокупности, если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по специальной норме (ч. 3 ст. 17 УК). В диспозиции ч. 1 ст. 164 УК предусмотрена ответственность за хищение предметов… независимо от способа хищения. По нашему мнению, данная оговорка является излишней по следующим основаниям. Во-первых, также как и статья 164 УК, статьи 221, 226 и 229 УК выделены законодателем в отдельные составы по специальному предмету преступления. При этом диспозиции названных статей не содержат указания на возможность совершения этих преступлений независимо от способа хищения, поскольку это итак подразумевается. Во-вторых, наличие этой оговорки в диспозиции ст. 164 УК безоговорочно превращает её в специальную норму по отношению ко всем остальным формам хищения, то есть не оставляет правоприменителю выбора в случае конкуренции норм, как, например, в вышеприведённом примере с ч. 3 ст. 162 УК и ч. 1 ст. 164 УК.

Общее правило для квалификации преступления при конкуренции части и целого состоит в том, что всегда должна применяться та норма, которая охватывает с наибольшей полнотой все фактические признаки совершённого деяния. Она имеет преимущество перед нормой, предусматривающей лишь часть того, что совершил преступник [2, с. 226].

В данном случае, ч. 3 ст. 162 УК имеет приоритет над ч. 1 ст. 164 УК по способу совершения преступления – незаконному проникновению в жилище, помещение либо иное хранилище, тогда как ч. 1 ст. 164 УК, напротив, имеет приоритет по предмету преступления – предметы или документы, имеющие … культурную ценность. На наш взгляд, поскольку норма, предусмотренная ч. 1 ст. 164 УК может быть элементом преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 162 УК, а обратное исключается в силу мягкости санкции ч. 1 ст. 164 УК, то, в данном случае, более точной и справедливой будет квалификация по ч. 3 ст. 162 УК. Кроме того, как известно разбой посягает на два непосредственных объекта, при этом лишь один из них (конкретная форма собственности) напрямую имеет отношение к хищению. В зависимости от предмета посягательства, его уголовно-правовая охрана может и должна осуществляться по ст. 164 УК, однако другой объект – здоровье конкретного человека – потерпевшего от разбойного нападения, как бы «выпадает» за пределы её объективной стороны. Другими словами, разбой не только форма хищения, но и нападение с применением насилия, опасного для жизни или здоровья и т.д.

Разбой при наличии особо квалифицирующих признаков, предусмотренных ч. 3, а также ч. 4 ст. 162 УК, также будет иметь приоритет над ч. 1 ст. 164 УК. В этом случае, содеянное следует квалифицировать по ч. 4 ст. 162 УК, разумеется, с описанием способа совершения преступления, в том числе, предусмотренного ч. 3 ст. 162 УК.

В том случае, если совершается хищение предметов … имеющих … культурную ценность при наличии квалифицирующих признаков, предусмотренных ч. 2 ст. 164 УК, а также особо квалифицирующих признаков, предусмотренных ч.ч. 3, 4 ст. 162 УК, содеянное следует квалифицировать по ч. 2 ст. 164 УК. Однако, возможна ситуация, при которой одновременно путём разбойного нападения совершается хищение предметов … имеющих … культурную ценность, например, повлекшее их уничтожение (ч. 2 ст. 164 УК), и причиняется тяжкий вред здоровью потерпевшего (п. «в» ч. 4 ст. 162 УК) при отсутствии каких-либо других особо квалифицирующих признаков разбоя. При этом за счёт штрафа (до одного миллиона рублей) санкция ч. 4 ст. 162 УК строже, чем аналогичная санкция, предусмотренная ч. 2 ст. 164 УК (до пятисот тысяч рублей). Как быть в этой ситуации? Одна норма предусматривает ответственность за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (п. «в» ч. 4 ст. 162 УК), другая – за уничтожение, порчу … предметов, имеющих особую ценность (п. «в» ч. 2 ст. 164 УК). Совокупность по этим статьям исключается, поскольку в этом случае лицо будет нести двойную уголовную ответственность за разбой. На первый взгляд, очевидно, что при такой ситуации имеются все формальные основания перейти на ч. 4 ст. 162 УК. При этом выравнивание штрафов, вероятно, напротив, позволило бы квалифицировать содеянное по ч. 2 ст. 164 УК, однако не решило бы проблему. Дело в том, что ст. 164 УК в целом не предусматривает ответственность за причинение тяжкого вреда здоровью, в том числе исходя из санкции её первой части, предусматривающей наказание в виде лишения свободы на срок от шести до десяти лет. А указание в ч. 2 ст. 164 УК на то, что ответственность устанавливается за то же деяние: …, — не оставляет в этом никаких сомнений. Из этого следует, что и в том, и в другом случае, какой-либо одной нормы для квалификации явно недостаточно. Из сложившейся ситуации есть два выхода. Первый – квалифицировать содеянное по совокупности преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 4 ст. 162 УК и соответствующей частью ст. 243 УК. Второй – квалифицировать содеянное по совокупности преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 2 ст. 164 УК и соответствующим пункту и части ст. 111 УК. Действующее законодательство позволяет считать более предпочтительным второй вариант, поскольку объективная сторона ст. 243 УК не сопряжена с хищением, отличается от ст. 164 УК по предмету и не охватывает порчу имущества как способ совершения преступления.

Вряд ли следует поддержать предложение о включении квалифицирующего признака «в отношении культурных ценностей» в соответствующие статьи УК (ст. 158 – 163, 167, 168 УК) с одновременным исключением из Уголовного кодекса РФ 1996 г. ст. 164 УК. Подобная практика, на наш взгляд, во-первых, приведёт к нагромождению закона частными случаями совершения того или иного преступления в зависимости от предмета посягательства, к тому же редко встречающимися, а, во-вторых, потребует ужесточения санкций вышеназванных статей, что никак не вписывается в общую политику государства, направленную сегодня на либерализацию уголовного законодательства [8] .

Другой крайностью здесь является предложение А.Ю. Филаненко, полагающего возможным исключить ст. 164 УК из Уголовного кодекса, поскольку, по его мнению, предусмотренный статьями 158-162 УК особо квалифицирующий признак «в особо крупном размере» фактически дублирует по своей стоимости предмет преступления, указанный в диспозиции ст. 164 УК [9, с. 341]. Если встать на этот путь, то хищение некоторых предметов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность будет полностью или частично выведено из-под эффективной уголовно-правовой охраны. Так, например, действия виновного можно будет квалифицировать по ч. 1 ст. 158 УК, в том случае, если, во-первых, хищение таких предметов не причинило гражданину значительного ущерба (более того, эти предметы вообще могут принадлежать государству, что исключает квалификацию по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК), и, во-вторых, их оценочная стоимость, что вполне возможно, не будет превышать 250 т. рублей, или они вообще не будут представлять какую-либо материальную ценность. Допустимо ли это с учётом специфики и особой значимости предмета преступления, предусмотренного ст. 164 УК? Вряд ли. Подтверждением нашей позиции может служить пример из судебной практики.

Так, М.Н.В. и М.Л.В. осуждены по п. «а» ч. 2 ст. 164 УК РФ (хищение предметов, имеющих особую ценность, совершённое группой лиц по предварительному сговору), вина которых установлена приговором Симоновского районного суда г. Москвы и выразилась в следующем.

М.Л.В. и М.Н.В. из корыстных побуждений вступили в преступный сговор на хищение чужого имущества между собой и неустановленным следствием лицом, который, используя средства связи, произвел звонок на абонентский номер, являющийся номером домашнего телефона потерпевших, и уведомил их о приходе сотрудников организации помощи ветеранам Великой Отечественной войны.

Во исполнение общего преступного умысла, М.Л.В. и М.Н.В. путем обмана, представившись сотрудницами организации помощи ветеранам Великой Отечественной войны, незаконно проникли в принадлежащую потерпевшим квартиру. Далее М.Н.В. провела потерпевшую на кухню, где отвлекала ее внимание, в то время как М.Л.В., воспользовавшись её невнимательностью, тайно похитила принадлежащие последней денежные средства в сумме 30 000 рублей, а также принадлежащий потерпевшему китель генерал-лейтенанта авиации, стоимостью 35 000 рублей.

Кроме того, были похищены не представляющие материальной ценности государственные награды, а именно: орден Почета; медаль «За боевые заслуги»; медаль «За заслуги перед Отечеством»; медаль «Захиснику в i тчизни»; медаль «участнику войны ХХХ лет победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»; медаль «За победу над Японией»; медаль «Ветеран вооруженных сил СССР»; орден Отечественный войны; орден Отечественный войны; орден Отечественный войны; орден Красной Звезды; орден Красной Звезды; орден Красной Звезды; орден Красной Звезды; орден Красного Знамени; орден Красного Знамени; орден Красного Знамени; орден Красного Знамени; орден Красного Знамени; орден Красного Знамени; знак «Заслуженный военный штурман; знак в виде ромба высотой 45 мм на 26 мм из металла желтого цвета; знак «Штурман снайпер», которые представляют особую историческую, культурную и научную ценность, но в соответствии со ст. 129 ГК РФ не подлежат свободному гражданскому обороту, поэтому не подлежат материальной оценке и, соответственно, не представляют материальной ценности. После чего М.Л.В., М.Н.В. и их соучастник с места преступления с похищенным имуществом скрылись, причинив тем самым потерпевшим значительный материальный ущерб на общую сумму 65 000 рублей [5] .

Как видно, в случае принятия предложения А.Ю. Филаненко, содеянное следовало бы квалифицировать по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК (Кража, совершённая группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба гражданину, с незаконным проникновением в жилище), санкция которой предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до шести лет, тогда как санкция ч. 2 ст. 164 УК (преступление, за которое были осуждены М.Л.В. и М.Н.В.) предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до пятнадцати лет.

По нашему мнению необходимо сохранить ст. 164 в Уголовном кодексе, изменив её диспозицию таким образом, чтобы она предусматривала ответственность, в том числе за вымогательство предметов, имеющих … культурную ценность, а равно приобретение права на них путём обмана или злоупотребления доверием, изменив также при этом соответствующим образом её название.

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. А.И. Чучаева. М.: «КОНТРАКТ», «ИНФРА-М», 2009.

  • Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений – 2-е изд., перераб. и дополнен. – М., 2001.
  • Медведев Е.В. Культурные ценности как предмет уголовно-правовой охраны / Отв. ред. А.И. Чучаев. М., 2004.

    Полный курс уголовного права: В 5 т. / Под ред. А.И. Коробеева. Т 3: Преступления в сфере экономики. СПб., 2008.

    Приговор Симоновского районного суда г. Москвы от 24.05.2010 г. по уголовному делу № 1-94/2010 г.(259838).
    Резван А.П., Сенцов А.С. Уголовно-правовые меры борьбы с хищениями предметов, имеющих особую ценность. Волгоград, 1999.

    Уголовное право. Особенная часть. Т. 1 / Под ред. Л.Д. Гаухмана и С.В. Максимова. М., 1999.

  • ФЗ РФ от 7.03.2011 г. № 26-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» из ряда статьей уголовного кодекса, в том числе предусмотренных 21-ой главой УК, исключен нижний предел наказания в виде лишения свободы.
  • Филаненко А.Ю. Хищение чужого имущества: уголовно-правовой и криминологический аспекты.