Меню Закрыть

Ст 15 ч 2 упк

Статья 15. Состязательность сторон

СТ 15 УПК РФ

1. Уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон.

2. Функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо.

3. Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

4. Стороны обвинения и защиты равноправны перед судом.

Комментарий к Статье 15 Уголовно-процессуального кодекса

1. Правовая основа реализации данного принципа нашла свое отражение в ст. 123 Конституции РФ. Кроме того, некоторые положения состязательности сторон связаны с ч. 1 ст. 6 ЕКПЧ. При этом ЕСПЧ определяет состязательность как один из элементов справедливого правосудия .
———————————
Так, в деле Galich v. Russia Постановлением от 13 мая 2008 г. определено, что справедливость подразумевает наличие состязательности процедуры, которая, в свою очередь, требует, чтобы суд не основывал свое решение на доказательствах, которые не стали доступными одной из сторон (http://europeancourt.ru/uploads/ (дата обращения: 25.05.2015)).

2. Положения ч. 1 комментируемой статьи носят императивный характер и свидетельствуют об осуществлении всего уголовного судопроизводства по уголовным делам на основе состязательности.

3. Содержание данного принципа состоит из трех основных положений. Первое положение, раскрывающее содержание принципа состязательности, связано с выделением функций уголовного судопроизводства и их разделением. При этом все функции уголовного судопроизводства разделены друг от друга и независимы друг от друга. Регламентация содержания данного положения принципа состязательности свидетельствует о выделении процессуального равенства сторон уголовного процесса. Кроме того, все функции в уголовном судопроизводстве проявляются посредством реализации соответствующих уголовно-процессуальных полномочий участников процесса. В соответствии с критерием разделения функций в уголовном судопроизводстве различают функцию обвинения, защиты и разрешения уголовного дела .
———————————
В соответствии с Постановлением Конституционного Суда РФ от 29 июня 2004 г. N 13-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы» определено, что согласно ст. 123 (ч. 3) Конституции РФ судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Применительно к уголовному судопроизводству, как неоднократно отмечал Конституционный Суд РФ, это означает, что функция разрешения уголовного дела отделена от функций обвинения и защиты и осуществление каждой из них возлагается на различных субъектов уголовного судопроизводства.

Сама по себе функция обвинения осуществляется от имени государства, за исключением дел частного обвинения, где обвинителем выступает частный обвинитель. Содержание функции обвинения связано в первую очередь с уголовным преследованием по уголовным делам, которое осуществляется с целью изобличения подозреваемого, обвиняемого в свершении преступления (п. 55 ст. 5 УПК РФ). Кроме того, в Постановлении Конституционного Суда РФ от 29 июня 2004 г. N 13-П отмечено, что функция обвинения должна подчиняться предусмотренному УПК РФ порядку уголовного судопроизводства (ч. 2 ст. 1), следуя назначению и принципам уголовного судопроизводства, закрепленным данным Кодексом: они обязаны всеми имеющимися в их распоряжении средствами обеспечить охрану прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (ст. 11), исходить в своей профессиональной деятельности из презумпции невиновности (ст. 14), обеспечивать подозреваемому и обвиняемому право на защиту (ст. 16), принимать решения в соответствии с требованиями законности, обоснованности и мотивированности (ст. 7), в силу которых обвинение может быть признано обоснованным только при условии, что все противостоящие ему обстоятельства дела объективно исследованы и опровергнуты стороной обвинения .
———————————
См.: п. 3 Постановления Конституционного Суда РФ от 29 июня 2004 г. N 13-П // .

Содержание функции защиты полностью расходится с функцией обвинения. Кроме того, являясь противоположностью функции обвинения, функция защиты сводится к защите от обвинения. Прежде всего она связана с защитой от уголовного преследования при производстве по уголовным делам. Реализуют данную функцию в пределах соответствующих полномочий участники уголовного судопроизводства со стороны защиты. Функция защиты не предполагает обязанность доказывать невиновность подозреваемого, обвиняемого в уголовном судопроизводстве. Речь в данном случае идет о дискреции защиты, которая предполагает выбор средств и способов защиты по собственному усмотрению стороной защиты. Кроме того, дискреция функции защиты в той или иной степени помогает реализовать принцип презумпции невиновности (ст. 14 УПК РФ) . Разрешение уголовного дела — ключевая функция уголовного судопроизводства — по своему содержанию представляет собой реализацию судом правосудия по уголовным делам как одну из составных частей разрешения уголовных дел, прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования, применение к лицу принудительных мер медицинского характера, применение к лицу принудительных мер воспитательного воздействия и т.д. В соответствии с позицией Конституционного Суда РФ суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты и создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав (ч. 3 ст. 15), а также устанавливает правовой статус лиц, представляющих в уголовном процессе стороны обвинения и защиты, исходя из существа возлагаемых на каждую из этих сторон процессуальных функций (гл. 6 и 7), обеспечивая тем самым их реальное разделение .
———————————
На данной позиции стоит и Конституционный Суд РФ. Так, в своем Постановлении от 29 июня 2004 г. N 13-П он отмечает, что подозреваемый, обвиняемый не обязаны доказывать свою невиновность. Однако это не означает, что в случае отказа обвиняемого от участия в доказывании или неспособности по каким-либо причинам осуществлять его доказательства невиновности могут не устанавливаться и не исследоваться. То обстоятельство, что обвиняемый воспользовался названным конституционным правом, не может служить основанием ни для признания его виновным в инкриминируемом преступлении, ни для наступления каких-либо неблагоприятных последствий, связанных с применением процессуальных санкций, в том числе с ограничением возможности реализации им своих процессуальных прав.

См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 29 июня 2004 г. N 13-П // .

4. Второе положение принципа состязательности сторон связано с уголовно-процессуальной деятельностью суда как основного участника уголовного судопроизводства, который при реализации функции разрешения уголовного дела должен создать необходимые условия для исполнения сторонами обвинения, защиты и иными участниками уголовного судопроизводства своих процессуальных полномочий при производстве по уголовным делам. При реализации функции суда по разрешению уголовного дела и созданию необходимых условий сторонам для исполнения ими своих полномочий существенным положением является соотношение активизации роли суда в сфере доказывания по уголовным делам с ее реализуемыми функциями и полномочиями при производстве по уголовным делам. В первую очередь активная роль суда при реализации своей функции и полномочий связана с участием в процессе доказывания по уголовным делам. Действующим уголовно-процессуальным законодательством (ст. ст. 86 — 88 УПК) суду предоставляется возможность наравне с участниками уголовного судопроизводства со стороны обвинения (следователем, дознавателем, прокурором, защитником) участвовать в собирании, проверке доказательств по уголовному делу. Кроме того, суд также по правилам ст. 88 УПК оценивает доказательства. Хотя в силу ст. 15 УПК, определяющей состязательную форму российского уголовного судопроизводства, суд должен только создать условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Но в судебном разбирательстве по уголовному делу модель активности сторон и пассивности суда в чистом и последовательном виде не характерна для континентального европейского уголовного процесса. Кроме того, ЕСПЧ ни разу в своих решениях не указал, что при производстве по уголовному делу суд должен играть пассивную роль в установлении истины по уголовному делу. Более того, ст. 13 ЕКПЧ предполагает использовать эффективно все средства правовой защиты в государственном органе (судебный орган также является государственным органом). Кроме того, данная норма не позволяет суду пассивно участвовать в процессе доказывания по уголовному делу. Из обязанности государства обеспечить эффективное расследование с тем, чтобы были обнаружены и наказаны виновные, следует и обязанность суда эффективно произвести судебное следствие (с целью обнаружения виновных и их наказания) как способ установления доказательств при производстве по уголовному делу. Действующее уголовно-процессуальное законодательство как раз и предусматривает, что суд, участвуя в процессе доказывания в рамках состязательной формы уголовного судопроизводства, собирает, проверяет и оценивает доказательства как по собственной инициативе, так и по ходатайству сторон . Кроме того, Конституционный Суд РФ также подтвердил, что функция правосудия в уголовном процессе предполагает право суда по своей инициативе собирать доказательства в целях проверки доводов и доказательств сторон .
———————————
Более подробно об этом см.: Уголовно-процессуальное право: Учебник / Под общ. ред. В.М. Лебедева. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2014. С. 311 — 313 (автор — В.И. Качалов).

Так, Конституционный Суд РФ отмечает, что для суда в публичном по своему характеру уголовном процессе предполагается законодательное наделение его правом проверять и оценивать с точки зрения относимости, допустимости и достоверности представленные сторонами обвинения и защиты доказательства как путем установления их источников и сопоставления с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле либо представляемыми сторонами в судебном заседании, так и путем получения и исследования — в рамках обвинения, предъявленного подсудимому либо измененного в соответствии с уголовно-процессуальным законом, — иных доказательств, подтверждающих или опровергающих доказательство, проверяемое судом. См.: Определение КС РФ от 20 ноября 2003 г. N 451-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб гр. Веккера С.В. на нарушение его конституционных прав положениями ст. ст. 86, 87, 235, 252, 253, 283 и 307 УПК РФ» // .

5. Третьим элементом, который раскрывает содержание принципа состязательности сторон, является положение равноправия сторон обвинения и защиты при производстве по уголовным делам перед судом. Данное равноправие связано с предоставлением сторонам обвинения и защиты равных процессуальных прав и равных возможностей по выполнению своих процессуальных функций, которые реализуются посредством своих полномочий. Кроме того, равноправие сторон в уголовном судопроизводстве означает, что ни одна из сторон не может иметь перед судом преимуществ в доказывании, заявлении и удовлетворении ходатайств, никакие доводы сторон не могут иметь заранее установленной силы и т.д. При этом в практике Европейского суда по правам человека равноправие и состязательность сторон означает, что обвинение и защита должны получать доступ к информации и иметь возможность комментировать приобщенные к делу замечания и представленные другой стороной доказательства , доказательства могут оспариваться в присутствии обвиняемого на публичном слушании в ходе состязательной процедуры , каждой стороне предоставляются соответствующие возможности изложения своих доводов — включая доказательства — на условиях, которые не представляют сторону в более невыгодном свете, чем оппонента . Кроме того, положение равноправия сторон, по мнению ЕСПЧ, предписывает одинаковое обращение со свидетелями защиты и свидетелями обвинения в ходе уголовного разбирательства .
———————————
См. позицию ЕСПЧ в деле «Брандстетер против Австрии» (1991 г.) // Право на справедливый суд в рамках Европейской конвенции о защите прав человека (статья 6) Interights. Руководство для юристов.

См. позицию ЕСПЧ в деле «Барбера и другие против Испании» (1998 г.) // Право на справедливый суд в рамках Европейской конвенции о защите прав человека (статья 6) Interights. Руководство для юристов.

См. позицию ЕСПЧ в деле «Неумейштер против Австрии» (1968 г.) // Право на справедливый суд в рамках Европейской конвенции о защите прав человека (статья 6) Interights. Руководство для юристов.

См. позицию ЕСПЧ в деле «Бонич против Австрии» (1985), «Сара Линд Эгертсдоттир против Исландии» (2007) // Право на справедливый суд в рамках Европейской конвенции о защите прав человека (статья 6) Interights. Руководство для юристов.

6. Из содержания принципа состязательности сторон вытекает положение о том, что все не доказанное стороной обвинения считается доказанным стороной защиты. Так, например, в соответствии с п. 20 ст. 5 УПК РФ под непричастностью понимается неустановленная причастность либо установленная непричастность лица к совершению преступления.

Статья 15 УПК РФ. Состязательность сторон

Новая редакция Ст. 15 УПК РФ

1. Уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон.

2. Функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо.

3. Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

4. Стороны обвинения и защиты равноправны перед судом.

Комментарий к Статье 15 УПК РФ

1. Согласно ст. 123 Конституции РФ судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Несмотря на то что данный принцип должен распространяться на все стадии уголовного судопроизводства , в полной мере он все же проявляется лишь на судебных стадиях.

———————————
См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. N 2-П «По делу о проверке конституционности положений частей третьей, четвертой и пятой статьи 377 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан А.Б. Аулова, А.Б. Дубровской, А.Я. Карпинченко, А.И. Меркулова, Р.Р. Мустафина и А.А. Стубайло» // Собрание законодательства РФ. 2000. N 8. Ст. 991.

2. Состязательность сторон выражается в следующих пяти правилах:

1) функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга, они не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо;

2) исследование доказательств осуществляется сторонами обвинения (государственным обвинителем, потерпевшим, гражданским истцом и их представителями) и защиты (защитником, гражданским ответчиком и его представителем);

3) стороны обвинения и защиты равны перед судом в правах на заявление отводов и ходатайств, представление доказательств, участие в их исследовании, выступление в прениях сторон, представление суду письменных формулировок по вопросам, указанным в п. п. 1 — 6 ч. 1 ст. 299 УПК РФ, на рассмотрение иных вопросов, возникающих в ходе судебного разбирательства;

4) суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или на стороне защиты;

5) суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и реализации предоставленных им прав, а также разрешает уголовное дело.

3. Развитие данного принципа в российском уголовном процессе привело к тому, что по действующему УПК РФ:

1) собиранием письменных документов (предметов) для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств теперь вправе заниматься не только сторона обвинения, но и подозреваемый (обвиняемый), его законный представитель, а также гражданский ответчик и его представитель (ч. 2 ст. 86 УПК РФ). Защитник, кроме того, уполномочен на получение предметов, документов и иных сведений; опрос лиц с их согласия и истребование справок, характеристик, иных документов (ч. 3 ст. 86 УПК РФ);

2) по окончании ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела следователь обязан у них выяснить, какие свидетели, эксперты, специалисты подлежат вызову в судебное заседание для допроса и подтверждения позиции стороны защиты (ч. 4 ст. 217 УПК РФ);

3) в описательной части обвинительного заключения следователь должен отражать перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты (п. 6 ч. 1 ст. 220 УПК РФ);

4) к обвинительному заключению прилагается список подлежащих вызову в судебное заседание лиц со стороны обвинения и защиты (ч. 4 ст. 220 УПК РФ);

5) в целях обеспечения состязательности в уголовном процессе большие изменения претерпели судебные стадии.

4. См. также комментарий к ст. ст. 6, 244, 338, 412.5, 461, 464 УПК РФ.

Другой комментарий к Ст. 15 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

1. Комментируемая статья сформулирована на основе и в соответствии с ч. 3 ст. 123 Конституции РФ.

2. Данный принцип предполагает такое построение судопроизводства, при котором функция правосудия (разрешения дела), осуществляемая только судом, отделена от функций спорящих перед судом сторон. При этом суд обязан обеспечивать справедливое и беспристрастное разрешение спора, предоставляя сторонам равные возможности для отстаивания своих позиций, и потому не может принимать на себя выполнение их процессуальных функций (Постановление Конституционного Суда РФ от 28 ноября 1996 г. N 19-П ).
———————————
СЗ РФ. 1996. N 50. Ст. 5679.

3. Суд не вправе по собственной инициативе принимать меры к доказыванию виновности подсудимого в совершении преступления, но обязан принять предусмотренные законом меры, которые способствуют реализации сторонами их процессуальных прав по собиранию и представлению доказательств, имеющих значение для правильного разрешения дела и вынесения законного и обоснованного приговора.

4. Стороны — участники уголовного судопроизводства, выполняющие на основе состязательности функцию обвинения (уголовного преследования) или защиты от обвинения (п. 45 ст. 5 настоящего Кодекса).

5. Стороной обвинения в уголовном процессе являются прокурор, а также следователь, дознаватель, частный обвинитель, потерпевший, его законный представитель и представитель, гражданский истец и его представитель (п. 47 ст. 5 настоящего Кодекса).

О полномочиях прокурора см. комментарий к ст. 37, следователя — к ст. 38, дознавателя — к ст. 41, частного обвинителя — к ст. 43, представителя потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя — к ст. 45, гражданского истца — к ст. 44 УПК РФ.

6. Стороной защиты в уголовном процессе являются обвиняемый, его законный представитель, а также защитник, гражданский ответчик, его законный представитель и представитель (п. 46 ст. 5 настоящего Кодекса). К стороне защиты относится, кроме того, подозреваемый.

О полномочиях обвиняемого см. комментарий к ст. 47, подозреваемого — к ст. 46, защитника — к ст. ст. 49 — 53, гражданского ответчика — к ст. 54, представителя гражданского ответчика — к ст. 55 УПК РФ.

7. Обязательное участие прокурора и защитника при рассмотрении дел судом присяжных, а прокурора — по всем делам публичного обвинения создает реальные возможности состязательности сторон (см. комментарий к ст. ст. 324 — 353 УПК РФ).

8. Суд при состязательном построении судебного разбирательства обязан обеспечить сторонам условия для реализации их процессуальных прав.

9. В случае полного или частичного отказа прокурора от обвинения на предварительном слушании судья прекращает дело полностью или в соответствующей части. Отказ прокурора от обвинения в стадии судебного разбирательства влечет прекращение дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей части (см. комментарий к ч. 1 ст. 239, ч. 7 ст. 246 УПК РФ).

10. В ч. 4 комментируемой статьи закреплено одно из основных положений данного принципа — равноправие сторон. Участники судебного разбирательства, как со стороны обвинения, так и со стороны защиты, пользуются равными правами по представлению доказательств, участию в их исследовании, заявлению ходатайств и отводов (ст. 74 УПК РФ).

Уголовно-процессуальный кодекс Украины (УПКУ) — кодифицированный нормативно-правовой акт, являющийся основным источником, регулирующим порядок привлечения к уголовной ответственности в Украине.

ОБ УТВЕРЖДЕНИИ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА УКРАИНСКОЙ ССCР Закон Украинской ССCР
от 28 декабря 1960 года
Ведомости Верховного Совета УССР.— 1961. — № 2.— Ст. 15 (извлечение).
Статья 1. Утвердить Уголовно-процессуальный кодекс Украинской ССР и ввести его в действие с 1 апреля 1961 года.

Статья 15 УПК РФ. Состязательность сторон (действующая редакция)

1. Уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон.

2. Функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо.

3. Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

4. Стороны обвинения и защиты равноправны перед судом.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 15 УПК РФ

1. Состязательный уголовный процесс традиционно характеризуется следующими существенными признаками:

— деятельностью в нем двух противоположных сторон — обвинения уголовного преследования и защиты. Это необходимо постольку, поскольку для всякого состязания необходимы как минимум два конкурирующих субъекта;

— процессуальным равенством сторон. Состязание будет справедливым только тогда, когда противоборствующие стороны находятся в одной «весовой категории», т.е. обладают сравнимыми возможностями по отстаиванию своих интересов. Однако в части четвертой ком. статьи говорится не о равенстве, а о равноправии сторон перед судом, т.е. равенстве прав, а не процессуальных возможностей. Тем не менее фактически процессуальный статус государственного уголовного преследователя во многом не совпадает с правами и обязанностями обвиняемого и защитника. Даже в судебном заседании, где стороны, казалось бы, имеют внешне тождественные права по представлению и исследованию доказательств, заявлению ходатайств и отводов, высказыванию мнений, выступлению в судебных прениях и т.д. (ст. 244), в целом их процессуальное положение весьма различается. Так, бремя доказывания, как правило, лежит на обвинителе, а все сомнения толкуются в пользу обвиняемого (ст. 14). Что касается досудебного производства, то ком. статья (ч. 4) даже не требует обеспечения здесь равноправия сторон — это декларируется только для судебного производства. То, что принцип равенства сторон является лишь одним из аспектов более широкого понятия справедливого судебного разбирательства, включающего фундаментальное право на состязательность уголовного процесса, подтверждено Постановлением Европейского суда по правам человека от 28.08.1991 года по делу «Брандштеттер против Австрии» (Series A. N 211. P. 27. § 66 — 67). То есть принцип равенства сторон можно рассматривать как необходимое условие состязательности процесса. В свою очередь, соблюдение равенства сторон в уголовном судопроизводстве определяется не столько их формальным равноправием, сколько точностью и полнотой реализации процессуальных функций обвинения и защиты;

— наличием независимого от сторон суда. В состязательном процессе суд не может принимать на себя осуществление ни обвинительной, ни защитительной функций. Он приступает к делу лишь по обвинению, представленному уголовным преследователем, и не вправе выходить за рамки, очерченные в обвинении. Суд не наделен правом возбуждать уголовное дело. Это ведет к тому, что главной движущей силой состязательного процесса является спор сторон по поводу обвинения. «Нет обвинения — нет и процесса» — одно из важных правил состязательности, вытекающее из принципа независимости суда. Соответственно ни одна из сторон в состязательном процессе также не может брать на себя даже часть судейской функции, ведь в противном случае суд не был бы отделен от сторон. Однако данное условие не вполне выдерживается в УПК, и некоторые судебные полномочия, связанные с разрешением дела по существу или применением процессуального принуждения, продолжают оставаться в руках органов уголовного преследования. Так, следователь, дознаватель могут на досудебном производстве принимать окончательное решение по существу дела, прекращая уголовное дело или уголовное преследование, причем не только по реабилитирующим, но и т.н. нереабилитирующим основаниям (см. о них ком. к главе 4). Именно уголовный преследователь (дознаватель, следователь) принимает здесь решения об отводе своих процессуальных противников — защитника и представителя гражданского ответчика (ст. 72). Следователь и дознаватель, наряду с судом, собирают и используют доказательства, с помощью которых устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу (ч. 1 ст. 74), т.е. сразу получают судебные доказательства, в то время как в процессуальных системах, последовательно придерживающихся состязательного начала (Англия, США, Италия и др.), предусмотрена особая судебная процедура проверки и признания допустимыми в качестве судебных всех доказательств, которые сторона уголовного преследования собрала и сочла возможным представить на предварительном производстве. Наконец, дознаватель, следователь предъявляют обвинение не перед лицом суда в судебном заседании, как это должно происходить в истинно состязательном судопроизводстве, а в закрытом инквизиционном порядке (см. об этом также ком. к гл. 23).

2. Не следует отождествлять состязательный процесс лишь с одной его формой — частно-исковой, которая характерна в основном для гражданского и арбитражного судопроизводства, а также (до известной степени) и производства по делам частного обвинения в процессе уголовном. В частно-исковом процессе процессуальное положение сторон действительно стремится лишь к их формальному равноправию, а суд всегда пассивен в собирании доказательств, возлагая всю ответственность за доказывание на сами стороны. Напротив, в публично-состязательном процессе должно обеспечиваться не формальное равноправие, а предоставление сторонам взаимно уравновешивающих друг друга возможностей в деле доказывания. Роль суда в публично-состязательном уголовном процессе также далеко не пассивна — он вправе и даже обязан активно участвовать в собирании и проверке доказательств в тех случаях, когда необходимо поддержать справедливое равенство сторон (например, сторона в ходе допроса свидетеля оставила без внимания обстоятельства, которые явно имеют определяющее значение для решения вопроса о виновности, например алиби и т.п.) или обеспечить исполнение императивных требований уголовно-процессуального закона, касающихся процесса доказывания (например, в случаях обязательного назначения судебной экспертизы, если стороны не заявляют об этом ходатайства). Конституционный Суд РФ подтвердил, что функция правосудия в уголовном процессе предполагает право суда по своей инициативе собирать доказательства в целях проверки доводов и доказательств сторон. Посредством такой субсидиарной (вспомогательной) активности суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. В современном состязательном процессе должностные лица государственных органов — участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения, несмотря на выполняемую ими функцию уголовного преследования, не освобождены от выполнения при расследовании преступлений и судебном разбирательстве уголовных дел конституционной обязанности по защите прав и свобод человека и гражданина, в том числе от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, иного ограничения прав и свобод.

3. Конституционный Суд РФ исходит в своих решениях из того, что принципы состязательности и равноправия сторон распространяются на все стадии уголовного судопроизводства. Объем процессуальных прав, предоставленных сторонам в надзорной инстанции, принимая во внимание конкретные цели и особенности этой стадии, может быть меньшим, нежели в суде первой инстанции, который рассматривает дело в условиях непосредственного исследования доказательств. Однако при определении таких прав законодатель должен всякий раз учитывать конституционные требования об осуществлении судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон. Они могут быть реализованы путем предоставления осужденному или оправданному возможности как лично участвовать в заседании суда надзорной инстанции, так и поручать это своему защитнику, представлять письменные возражения на доводы, приводимые в представлении или жалобе противоположной стороны и т.д. Конституционно значимым для соблюдения интересов правосудия является при этом требование обеспечить осужденному, оправданному, их защитникам реальную возможность довести до сведения суда свою позицию относительно любых аспектов данного дела.

Мего-Інфо — Юридична бібліотека №1

Юридична бібліотека України

Популярні розділи

Всього на сайті:

Дисертацій з права онлайн: 62

Підручників з права онлайн: 37

НПК кодексів України онлайн: 16

Коментарі кодексів

Веломагазин Украины №1

OBOD.com.ua

Доставка БЕСПЛАТНО. Со склада

Галузі права

  • strict warning: Non-static method Pagination::getInstance() should not be called statically in /home/povnator/public_html/mego.info/sites/all/modules/pagination/pagination.module on line 307.
  • strict warning: Only variables should be assigned by reference in /home/povnator/public_html/mego.info/sites/all/modules/pagination/pagination.module on line 307.
  • strict warning: Non-static method Pagination::getInstance() should not be called statically in /home/povnator/public_html/mego.info/sites/all/modules/pagination/pagination.module on line 410.
  • strict warning: Only variables should be assigned by reference in /home/povnator/public_html/mego.info/sites/all/modules/pagination/pagination.module on line 410.
  • strict warning: Non-static method Pagination::getInstance() should not be called statically in /home/povnator/public_html/mego.info/sites/all/modules/pagination/pagination.module on line 344.
  • strict warning: Only variables should be assigned by reference in /home/povnator/public_html/mego.info/sites/all/modules/pagination/pagination.module on line 344.

Стаття 15. Замах на злочин

Сторінки матеріалу:

  • Стаття 15. Замах на злочин
  • Сторінка 2
  1. Замахом на злочин є вчинення особою з прямим умислом діяння (дії або бездіяльності), безпосередньо спрямованого на вчинення злочину, передбаченого відповідною статтею Особливої частини цього Кодексу, якщо при цьому злочин не було доведено до кінця з причин, що не залежали від її волі.
  2. Замах на вчинення злочину є закінченим, якщо особа виконала усі дії, які вважала необхідними для доведення злочину до кінця, але злочин не було закін­чено з причин, які не залежали від її волі.
  3. Замах на вчинення злочину є незакінченим, якщо особа з причин, що не залежали від її волі, не вчинила усіх дій, які вважала необхідними для доведення злочину до кінця.
  1. Замах на злочин є проміжною стадією його вчинення, видом незакінченого зло­чину. Об ’єктивні ознаки замаху на злочин: а) вчинення діяння (дії чи бездіяльності), безпосередньо спрямованого на вчинення злочину; б) недоведення злочину до кінця;

в) причини недоведення злочину до кінця не залежать від волі винного.

Під діянням, безпосередньо спрямованим на вчинення злочину, слід розуміти таке діяння (дію або бездіяльність), що безпосередньо посягає на об’єкт, який знаходиться під охороною закону, створює безпосередню небезпеку заподіяння йому шкоди. Тут створюються не умови для вчинення злочину, а вже починається виконання об’ єктивної сторони злочину і вчиняються діяння, передбачені диспозицією певної статті Осо­бливої частини КК (наприклад, проникнення в житло з метою крадіжки майна, спро­ба запустити двигун з метою незаконного заволодіння автомобілем тощо).

Недоведення злочину до кінця вказує на незавершеність об’єктивної сторони зло­чину. Вона не отримує свого повного розвитку, тобто повною мірою не здійснена. Особа або не виконує всіх дій, що утворюють об’єктивну сторону (наприклад, вбивця не встиг нанести удар потерпілому чи натиснути на курок, або винному не вдалося створити злочинну організацію (ст. 255 КК), зокрема такі її спеціальні види, як: банду (ст. 257 КК), терористичну організацію (ч. 1 ст. 2583 КК) чи не передбачене законом воєнізоване або збройне формування (ст. 260 КК), або здійснити напад на об’єкт, на якому є предмети, що становлять підвищену небезпеку для оточення (ст. 261 КК), виготувати зброю (ч. 2 ст. 263, ст. 2631 КК), незаконно перевезти на повітряному судні вибухові або легкозаймисті речовини (ст. 269 КК) тощо), або не настають на­слідки, які вказані у відповідній статті КК (наприклад, смерть потерпілого не настала, бо вбивця промахнувся чи наніс лише незначне поранення).

Замах на злочин — це невдала спроба посягання на об’єкт; діяння не спричиняє шкоди або хоча і спричиняє, але не в тому обсязі, на який був спрямований умисел винного. Так, якщо при викраденні чужого майна умисел був спрямований на вилу­чення майна у значних, великих або особливо великих розмірах і не був здійснений із причин, що не залежали від волі винного, скоєне необхідно кваліфікувати як замах на викрадення в значних, великих або особливо великих розмірах незалежно від кіль­кості (вартості) фактично викраденого.

Замах на злочин не доводиться до кінця з причин, які не залежали від волі винно­го, припиняється, переривається, не завершується всупереч бажанню особи довести його до кінця.

Причини недоведення злочину до кінця можуть бути різними (опір жертви, невмін­ня користуватися зброєю, затримання злочинця тощо). Якщо злочин не доведений до кінця з власної волі особи, кримінально караний замах на злочин відсутній унаслідок добровільної відмови (ст. 17 КК). Причини, з яких злочин не було доведено до кінця, повинні бути виявлені та вказані у вироку суду. У разі визнання підсудного винним у замаху на вчинення злочину у вироку необхідно вказати причини, з яких злочин не було доведено до кінця.

  1. Із суб’єктивної сторони замах на злочин можливий лише з прямим умислом (див. коментар до ч. 2 ст. 24 КК). Якщо особа не бажала вчинення злочину, вона не може і здійснити замах на нього, тобто зробити спробу вчинити його. При замаху на злочин особа усвідомлює суспільно небезпечний характер свого діяння (дії або бездіяльності), передбачає його суспільно небезпечні наслідки і бажає доведення початого нею злочину до кінця та настання зазначених наслідків. ВСУ у своїй практиці завжди виходив із того, «. що замах на злочин може бути вчинено лише з прямим умислом (коли особа усвідом­лює суспільно небезпечний характер свого діяння, передбачає його суспільно небезпечні наслідки і бажає їх настання)» (абз. 2 п. 4 ППВСУ «Про судову практику в справах про злочини проти життя та здоров ’я особи» від 7лютого 2003 р. № 2 //ЗП. — С. 178).
  2. Відповідальність за замах на злочин можлива лише при умислі на вчинення пев­ного конкретного злочину. При невизначеному умислі дії винного кваліфікуються не як замах на злочин, а залежно від фактичних наслідків, що від них настали (ПУ. — 1994. — № 5-б. — С. 59; ПС. — С. 98). Так, у справах про замах на зґвалтування необхідно вста­новлювати, чи діяв підсудний з метою вчинення статевого акту і чи було застосовано фізичне насильство або погрозу з метою подолання опору потерпілої. У зв’язку з цим потрібно відрізняти замах на зґвалтування від інших злочинних посягань на честь, гідність і недоторканність особи жінки (задоволення статевої пристрасті неприродним способом, заподіяння тілесних ушкоджень тощо) (ЗП. — С. 391-392).
  3. Поділ замаху на злочин проведено законодавцем за суб ’єктивним критерієм на закінчений і незакінчений, тобто за ставленням самого винного до вчинених ним ді­янь, за його власним уявленням про ступінь виконання його діяння у вчиненні зло­чину. Закінчений замах на злочин свідчить про невдалу спробу вчинення закінченого злочину. Тому його нерідко називають невдалим замахом на злочин. Наприклад, вин­ний з метою вбивства зробив постріл у потерпілого, але промахнувся чи лише його поранив. Тут він зробив усе, що вважав необхідним для вбивства потерпілого, однак смерть не настала з обставин, що не залежали від його волі, тому злочин (вбивство) не був доведений до кінця. Або, наприклад, винному не вдалося виготовити вибухові речовини, придатні для використання, хоча він використав усі необхідні для цього, на його думку, суміші.

Незакінчений замах на злочин називають перерваним. Наприклад, викрадач (кра­дій) був затриманий одразу після проникнення у житло або при нападі для вбивства з рук винного було вибито зброю.

  1. Залежно від придатності об’єкта (предмета) і засобів посягань розрізняють «придатний» замах на злочин і «непридатний» замах на злочин. Останній, у свою чергу, поділяється на такі: замах на «непридатний об’єкт» і замах з непридатними засобами. Таким же може бути і непридатне готування до злочину.
  2. Замах на «непридатний об’єкт» (він може бути закінченим або незакінченим) має місце тоді, коли об’єкт (предмет) не має необхідних властивостей (ознак) або зо­всім відсутній, унаслідок чого винний не може довести злочин до кінця. Особа при­пускається фактичної помилки, що і позбавляє її можливості довести злочин до кінця. Це, наприклад, спроба крадіжки з порожнього сейфа чи порожньої кишені; постріл у труп, що помилково прийнятий за живу людину; викрадення предмета, помилково прийнятого за вибухові речовини чи наркотичні засоби.
  3. Замах з непридатними засобами (він також може бути як закінченим, так і не- закінченим) є тоді, коли особа помилково чи через незнання застосовує такі засоби, за допомогою яких, унаслідок їх об’ єктивних властивостей, неможливо закінчити злочин. При цьому засоби можуть бути як абсолютно, так і відносно непридатними для спричинення шкоди. Абсолютно непридатними вважаються засоби, використання яких за будь-яких умов (обставин) не може привести до закінчення злочину (напри­клад, спроба отруїти людину речовиною, помилково прийнятою за отруту).

Відносно непридатними є ті засоби, які лише за даних конкретних обставин не можуть привести до виконання задуманого (наприклад, спроба вчинити вбивство з вогнепальної зброї, яка виявилась зіпсованою). Наявність непридатного замаху визнається нашою судовою практикою. Так, ПВСУ у п. 23 постанови «Про судову практику в справах про викрадення та інше незаконне поводження зі зброєю, бойо­вими припасами, вибуховими речовинами, вибуховими пристроями чи радіоактив­ними матеріалами» від 26 квітня 2002 р. № 3 роз’яснив, що якщо винна особа неза­конно заволоділа непридатними до використання вогнепальною зброєю, бойовими припасами або їх частинами чи деталями, вибуховими речовинами, вибуховими пристроями, помилково вважаючи їх такими, що можуть бути використані за при­значенням, вчинене належить розцінювати як замах на заволодіння цими предмета­ми і кваліфікувати за ст. 15 та відповідною частиною ст. 262 КК (ВВСУ. — 2002. — N9 4. — Вкладка. — С. 2-9).

S. Хоча різниця між закінченим і незакінченим замахом на злочин має місце в ме­жах однієї і тієї ж стадії вчинення злочину, поділ замаху на злочин, на закінчений і незакінчений, має значення як для кваліфікації (їх визначення дано в різних частинах ст. 15 КК), так і для призначення покарання. Незакінчений замах на злочин є початком замаху на злочин, а закінчений замах на злочин — його кінцем. Закінчений замах на злочин за ступенем тяжкості, ступенем реалізації умислу своїми ознаками ближче до закінченого злочину, і тому він завжди більш небезпечний, ніж незакінчений замах на злочин. Між ними існує різниця в ступені тяжкості, у ступені реалізації умислу і, ви­ходячи з цього, у виконанні об’ єктивної сторони злочину. У закінченому замаху на злочин суб’єкт виконав (закінчив) усі заплановані ним дії, зробив усе, що вважав за необхідне для доведення злочину до кінця, а при незакінченому замаху на злочин винний не зробив усього, що він вважав за необхідне для доведення злочину до кінця. У злочинах з матеріальними складами в закінченому замаху на злочин відсутня лише одна ознака об’єктивної сторони — суспільно небезпечний наслідок, хоча суб’єктом уже повністю здійснено діяння, достатнє для спричинення наслідку. При незакінче- ному ж замаху на злочин у злочинах з матеріальними складами не тільки відсутній суспільно небезпечний наслідок, а й не завершене, повністю не виконане саме діяння, яке може його спричинити.

При незакінченому і закінченому замаху на злочин суспільно небезпечний наслі­док не настає з різних причин. При незакінченому замаху на злочин він узагалі не міг настати, бо винний не закінчив саме діяння, яке є необхідним для спричинення на­слідку, а при закінченому замаху на злочин суспільно небезпечний наслідок міг на­стати, бо винним виконані всі дії для його спричинення.