Меню Закрыть

Может ли адвокат отказаться от клиента

Отказ адвоката от обязанностей защитника по уголовным делам.

Это только в дореволюционные времена адвокаты имели право отказываться от взятых на себя обязанностей защитника в уголовном суде. Кстати, такая практика наблюдается и в некоторых зарубежных цивилизованных странах. У нас же мы только высказываем сомнения по поводу, что адвокатам запрещено снимать с себя полномочия защитника в уголовных процессах. Но как быть если взгляды адвоката на виновность подозреваемого совпадают со взглядами обвинительной стороны. Да ещё множество причин могло бы быть и есть, чтобы адвокат отказался от защиты, да нельзя. Нет закона, обеспечивающего такое право. И даже в случае расхождения мнений с позицией подзащитного.

Мы можем прочитать в различной литературе, как юристы высказывают недовольство отсутствием соответствующего закона, дающего возможность защитнику снимать с себя обязанности защиты, если их интересы не совпадают или возникают неустранимые противоречия по поводу виновности подсудимого или же по поводу построения защиты. Во всех высказывания наблюдается схожий мотив — прокурору разрешено отказываться от обвинения, а адвокату или юристу от защиты — нет. Разве можно мириться с таким положением?

Есть статья Уголовного Кодекса
№15, ч.4. Там сказано, что и обвинение, и защита перед судом равноправны. Перед судом, но не перед другими его участниками. Равное право предоставлено для судебного разбирательство с исследованием доказательств и их представлением, по изложению личного мнения по делу. Это значит, что и по вопросу виновности подозреваемого стороны вправе иметь своё мнение, а также по вопросу вынесения наказания.

Почему же инициатором судебного преследования или уголовного дела сторона обвинения может быть, а адвокат обязательно назначается либо следователем, либо подсудимым при возможности оплаты услуг защитника. Адвокату не принадлежит возможность инициативы ни для осуществления защиты, ни для отказа от неё. И если защитник вступил в свои обязанности, то снять их с него может кто угодно, только не он сам. А точнее, тот, кто его пригласил, как защитника по делу — обвиняемого лица.

Для отказа от защиты адвокату нужно в точности изложить свои мотивы. Иначе, будет нарушено право подсудимого на защиту во время судебного процесса.

Если подумать, то на практике мы могли бы наблюдать следующее, встаёт в суде адвокат и сообщает, что между ним и подсудимым возникли противоречия взглядов, и от защиты он отказывается. Подсудимый же виновным признавать себя не хочет. Участвующие, естественно, поймут, что уж если защитник считает виновным подозреваемого, а иначе, почему бы ему отказываться от защиты, то тем более сторона обвинения должна вынести самый строгий приговор. Так всё выглядит с логической точки зрения. Но, кроме такой точки зрения есть и понятие человеческого фактора.

Ведь адвокат, попросту может почувствовать себя недостаточно компетентным, чтобы выполнять функции защиты именно по этому делу. Он может испугаться быть ответственным за судьбу человека в случае проигрыша. Отказ адвоката также может основываться на недовольстве размером оплаты или её отсутствием. А бывает и так, что третьи лица перекупают адвоката, если они заинтересованы в том, чтобы подсудимый был признан виновным. Да и мало ли ещё может быть различных вариантов?

Но ответ на все «если» только один — нельзя адвокату в уголовном процессе отказываться от защиты, как бы ни было трудно дело, долг он должен выполнить до конца. При другом отношении к профессии, ему следовало бы оставить свою работу.

Если адвокат квалифицирован и имеет добрую совесть, он всегда найдёт доводы в пользу защиты своего клиента. И от нравственности или государственного закона он никогда не отступит.

Отказ адвоката от дальнейшей работы с клиентом

Реальной гарантией независимости адвоката от клиента является то, что он вправе в любой момент отказаться от дальнейшего ведения дела. Адвокат выполняет в суде, за исключением уголовных дел, обязанности поверенного, а мы помним, что договор поручения может быть прекращен, в частности, и путем отказа поверенного. Действующее законодательство об адвокатуре, запрещая адвокату отказываться от защиты по уголовному делу, между тем, не содержит такого ограничения прав адвоката в отношении гражданских дел.

Другое дело, что адвокаты должны весьма осторожно пользоваться своим правом в одностороннем порядке прекратить исполнение обязанностей поверенного по гражданским делам. Если такой отказ вызван выявившимися в ходе изучения материалов дела, в судебном заседании обстоятельствами, дающими основания адвокату утверждать, что дело не имеет правовой позиции, судебной перспективы, не основано на нормах права или что факты, имеющие значение для удовлетворения требований доверителя, не могут быть доказаны, то такой отказ адвоката можно признать обоснованным. Иные причины, например, тяжелый характер клиента, его «надоедливость», большое количество задаваемых им адвокату вопросов и т.п. — не могут служить основанием для отказа от принятого поручения. В этом случае, со стороны адвоката мы видим неэтичное поведение, нарушающее требования правил профессиональной этики и стандартов поведения.

Тем не менее, совершенно очевидно, что каждый случай отказа адвоката от дальнейшей работы с клиентом — своего рода ЧП. Основное правило поведения адвоката на сей счет, по нашему мнению, должно быть сформулировано следующим образом: адвокат не должен прекращать оказывать клиенту правовую помощь кроме как по уважительной причине и после соответствующего обстоятельствам уведомления. Хотя у клиента есть право прекратить отношения с адвокатом в любое время, адвокату такая свобода действий не предоставлена. Взявшись за выполнение определенной работы, адвокат должен ее по возможности закончить, если только нет обоснованной причины для прекращения отношений с клиентом.

При некоторых обстоятельствах адвокат обязан отказаться от продолжения работы, при условии, что такой отказ допускается действующим законодательством:

а) если клиент выражает четкое нежелание продолжать сотрудничество с данным адвокатом;

б) если клиент дает поручение адвокату выполнить что-либо не соответствующее профессиональным обязанностям адвоката перед судом и тем более, если клиент на этом настаивает,

в) если клиент виновен в бесчестном, недопустимом поведении в процессе и адвокат не в силах повлиять на его поведение,

г) если ясно, что продолжение работы адвоката по делу вступит в противоречие с предписаниями настоящего Кодекса, например, в связи с возникновением конфликта интересов,

д) если обнаружится, что адвокат не способен решить данную проблему клиента.

Возможны ситуации, когда адвокат вправе отказаться от дальнейшей работы по делу, но не обязан это делать:

а) в случае серьезной потери доверия между адвокатом и клиентом. Такая потеря доверия должна затрагивать самые основы отношений клиент-адвокат. То есть, адвокат, с которым клиент отказался сотрудничать, должен отказаться от дальнейшей работы

б) отказ клиента действовать в соответствии с рекомендациями адвоката относительно важнейших вопросов дела будет означать такую потерю доверия, которая дает адвокату основания расторгнуть соглашения. В то же время, адвокат не должен угрожать отказом от дальнейшей работы для того, чтобы принудить клиента принять то или иное решение по трудному вопросу.

в) Адвокат вправе также отказаться от дальнейшей работы, если не может получить от клиента четких инструкций на предмет своих действий.

Если клиент не в состоянии после заблаговременного уведомления предоставить средства для оплаты труда адвоката, последний вправе отказаться от выполнения принятого поручения, если только это не повлечет серьезного вреда для охраняемых законом прав и интересов клиента.

Адвокат должен поставить в известность клиента и обсудить с ним вопрос об отказе от дальнейшей работы по делу так же и тогда, когда неожиданно выявился конфликт интересов (с соблюдением всех вышеописанных правил поведения адвоката при наличии конфликта интересов), либо в силу тех или иных причин адвокат понял, что добиться желательного для клиента результата при сложившихся обстоятельствах он не может (разумеется, в последнем случае речь не идет об уголовных делах).

Мы полагаем, что адвокат вправе, а иногда и обязан отказаться от дальнейшей работы по делу, когда между ним и клиентом возникают принципиальные неустранимые расхождения по вопросам ведения дела или способов разрешения спора. Дело в том, что наличие таких противоречий свидетельствует об утрате доверия между клиентом и адвокатом. А, как мы помним, доверие клиента к адвокату — основа основ в их взаимоотношениях.

В предыдущих разделах книги мы по сути уже рассказали о тех наиболее часто встречающиеся в практике ситуациях, когда адвокат и вправе и, зачастую, обязан отказаться от дальнейшего выполнения поручения. В этой главе нашего исследования для нас главным будет являться не то, когда адвокат вправе выйти из дела, а то, как он должен действовать, приняв такое решение.

В самом общем виде следует сказать, что адвокат при этом должен действовать так, чтобы максимально минимизировать для клиента возможные негативные последствия прекращения оказания ему юридической помощи, причем даже в том случае, если инициатором такого «развода» стал сам клиент.

Прежде всего, это предполагает, что адвокат не должен оставлять своего клиента в критический момент разрешения его проблемы, а также в тот момент, когда это приведет к крайне неблагоприятным для клиента последствиям.

Отказываясь от дальнейшего ведения дела, адвокат обязан предпринять все необходимые действия к тому, чтобы минимизировать расходы, убытки, иные неблагоприятные для клиента материальные последствия, обусловленные (прямо или косвенно) таким отказом.

Во всех случаях адвокат обязан надлежащим образом известить клиента о своем отказе от дальнейшей работы, с тем чтобы последний получил возможность предпринять все необходимые меры для своевременного приглашения для участия в этом деле другого адвоката.

Адвокат обязан всячески содействовать максимально быстрой и должной передаче дела другому адвокату (с соблюдением всех необходимых правил адвокатской этики, регулирующих отношения адвокатов-коллег). Желательным при этом является подготовка и предоставление своему коллеге правового или информационного меморандума, подготовленного адвокатом по данному делу. Конфиденциальная информация, прямо не относящаяся к данному делу, не должна предоставляться без прямого разрешения клиента.

По аналогии с договором поручения, с которым в наибольшей степени схожи отношения адвоката и клиента, адвокат при расторжении соглашения должен:

— возвратить в должном порядке клиенту все документы и имущество, на которые клиент имеет законное право,

— предоставить клиенту всю необходимую по конкретному делу информацию,

— отчитаться за все средства и все гонорары, полученные за время работы,

— представить счет за неоплаченную работу.

Адвокат, выполняющий работу для нескольких клиентов, в случае, если он отказывается работать с одним или несколькими из них, должен сотрудничать с адвокатом, который будет далее вести это дело. Сотрудничество должно осуществляться в пределах и порядке, установленном правилами адвокатской этики.

С момента появления адвокатских фирм и бюро возник и еще один вопрос — как быть в случае ликвидации фирмы (бюро) или ухода адвоката из такой организации. Представляется, что если бы договоры на ведение дела всегда заключались непосредственно между клиентом и адвокатом, а не так как чаще всего делают сейчас — между фирмой (бюро) и клиентом, проблема бы решалась весьма просто — переход адвоката с одного места работы на другое (с одной фирмы в другую) никак не влияло бы на интересы клиента. При существующей же практике заключения договоров, развязка, мы думаем, в том, чтобы предоставить самому клиенту возможность и право решать хочет ли он продолжать дело с той же фирмой (бюро), но уже с другим адвокатом, либо же с тем же адвокатом, но перезаключив договор с другой организацией. В случае ликвидации юридической консультации (адвокатского бюро, фирмы), отношения между несколькими адвокатами, занимающимися данным вопросом, делом обычно прекращаются. В большинстве таких случаев клиенты предпочитают продолжать пользоваться помощью адвоката, которому они ранее доверили вести свои дела. Окончательное решение принимает клиент, и в каждом случае отказа клиента от дальнейших отношений с адвокатом, адвокат, разумеется, обязан действовать в соответствии с этическими принципами, о которых и идет речь в этой книге.

Отказ адвоката от дела — это всегда ЧП

Адвокат является лицом, не зависимым от клиента и обладает правом отказа от продолжения ведения дела. Адвокатом в суде выполняются обязанности поверенного, таким образом, возможно прекращение договора поручения, в том числе и в связи с отказом поверенного. Это не касается уголовного дела.

В действующем законодательстве об адвокатуре адвокату запрещается отказ от защиты в случае, если дело имеет статус уголовного, но не гражданского. Однако адвокат должен относиться с осторожностью к использованию своего права на прекращение исполнять обязанности поверенного в гражданском деле в одностороннем порядке.

Случаи возможного отказа адвоката от ведения дела

Отказ от ведения дела может быть признан обоснованным в нескольких случаях. Это может быть вызвано тем, что в процессе изучения материала дела или в процессе судебного заседания возникли обстоятельства, опираясь на которые адвокат сможет утверждать отсутствие правовой позиции данного дела, либо тот факт, что у дела будет отсутствовать судебная перспектива.

Также отказ от ведения дела адвокатом приемлем в случае, если дело, которое он ведет, не сопоставимо с нормами права или в случае невозможности доказательства фактов, которые имеют значение для того, чтобы удовлетворить требования доверителя.

Если же причина отказа адвоката от дела кроется в «тяжелом характере клиента», его «надоедливости» и множестве вопросов, задаваемых адвокату, то это не может быть причиной отказа от дела. В этом случае поведение адвоката можно назвать неэтичным, нарушающим профессиональную этику и поведенческие стандарты.

Отказ от ведения дела своего рода ЧП

Отказ адвоката от дальнейшего ведения дела клиента является чрезвычайным происшествием. В связи с этим основным правилом поведения адвоката является обязательное наличие уважительной причины для прекращения оказания клиенту правовой помощи, к тому же для этого должно быть соответствующее обстоятельствам уведомление.

В отличие от клиента, который может в любой момент отказаться от услуг адвоката, профессиональный адвокат такой свободы действий не имеет. Если адвокат взялся за определенную работу, он обязан ее выполнить по возможности до конца. В случае допущения действующим законодательством отказа, должен соблюдаться ряд условий.

Может ли адвокат отказаться защищать интересы своего клиента по уголовному делу?

По смыслу ч. 2 ст. 49 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации от 18 декабря 2001 года № 174-ФЗ (далее по тексту — УПК РФ) при производстве по уголовному делу адвокаты допускаются в качестве защитника. В соответствии с ч. 1 ст. 49 УПК РФ защитником признается лицо, осуществляющее защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу.

Согласно ч. 7 ст. 49 УПК РФ и п. 6 ч. 4 ст. 3 Федерального закона от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты. Таким образом, адвокат, выступающий в качестве защитника при производстве по уголовному делу, в соответствии с действующим законодательством, не вправе отказаться от защиты прав и интересов своего доверителя.

Уважительные причины должны быть перечислены

О праве адвоката на досрочное прекращение защиты

Какие бы противоречивые точки зрения ни высказывали мои коллеги по данному вопросу, его грамотное разрешение возможно лишь путем обращения к закону.

Достаточно глубокий анализ по этой тематике дали вице-президент ФПА РФ Геннадий Шаров в статье «Договором закон не поправить» (АГ. 2016. № 24 (233)) и советник ФПА РФ Василий Раудин в статье «Адвокатское соглашение» (АГ. 2017. № 1 (234)).

Я хотел бы несколько сузить тему и коснуться лишь вопроса досрочного прекращения защиты подозреваемого, обвиняемого по инициативе адвоката, поскольку право самого подозреваемого, обвиняемого на отказ от защиты (конкретного защитника) не вызывает особых дискуссий (ст. 52 УПК РФ).

Адвокатская практика показала, что некоторые адвокаты, принимая поручение на защиту по уголовному делу – как по соглашению, так и по назначению, не всегда доводят дело до его разрешения органом, в чьем производстве оно находится, и это происходит порой по инициативе адвоката. Если защита осуществлялась по назначению, выход адвоката из дела и замена его другим защитником по назначению не порождает, как правило, проблем и конфликтов с подзащитным. Сложнее ситуация обстоит, когда адвокат вступил в уголовное дело в качестве защитника по соглашению и на какой-то стадии уголовного судопроизводства досрочно прекращает защиту по своей инициативе, вопреки воле клиента. Возникает вопрос, позволяет ли закон так поступить адвокату, либо все-таки есть какие- то обстоятельства, которые дают законное право адвокату досрочно прекратить защиту, а по сути, отказаться от нее? Часто причиной досрочного прекращения адвокатом защиты является невыполнение доверителем условий соглашения по выплате вознаграждения. При этом некоторые адвокаты ссылаются на то, что одностороннее расторжение соглашения по инициативе адвоката предусмотрено соглашением при невыполнении условий по внесению обусловленного сторонами гонорара и, соответственно, при его расторжении отпадают правовые основания участия адвоката в деле. Наверно, такому толкованию права на досрочное прекращение защиты адвокатами способствовала и позиция Квалификационной комиссии и Совета Адвокатской палаты г. Москвы, указавших в своих решениях по одному из дисциплинарных производств на то, что расторжение соглашения между адвокатом и доверителем влечет и прекращение защиты, что нельзя расценивать как отказ от защиты.

Уважая мнения коллег, тем не менее еще раз кратко проанализирую правовую составляющую этого вопроса.

Действующее законодательство прямо указывает, что адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого (подп. 6 п. 4 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре), п. 7 ст. 49 УПК РФ).

Данные требования закона также нашли отражение в п. 2 ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката: «…Адвокат, принявший в порядке назначения или по соглашению поручение на осуществление защиты по уголовному делу, не вправе отказаться от защиты, кроме случаев, указанных в законе, и должен выполнять обязанности защитника, включая, при необходимости, подготовку и подачу апелляционной жалобы на приговор суда. », в п. 17 Стандарта осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве, принятого 20 апреля 2017 г. VIII Всероссийским съездом адвокатов: «Адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты. Адвокат участвует в уголовном деле до полного исполнения принятых им на себя обязательств, за исключением случаев, предусмотренных законодательством и (или) разъяснениями Комиссии Федеральной палаты адвокатов по этике и стандартам, утвержденными Советом Федеральной палаты адвокатов».

Таким образом, закон императивно гласит, что адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты, указывая лишь на исключения, которые перечислены в законе.

Что же это за исключения в законе, которые позволяют адвокату отказаться от принятой на себя защиты?

В первую очередь следует обратиться к ст. 72 УПК РФ, в которой перечислены обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу защитника. В подп. 1, 2 п. 4 ст. 6 Закона об адвокатуре также указаны запреты в принятии адвокатом поручения (данные пункты непосредственно касаются защитника в уголовном судопроизводстве). В ст. 13 КПЭА говорится: «…помимо случаев, предусмотренных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре, адвокат не вправе принимать поручение на осуществление защиты по одному уголовному делу от двух и более лиц, если:
1) интересы одного из них противоречат интересам другого;
2) интересы одного, хотя и не противоречат интересам другого, но эти лица придерживаются различных позиций по одним и тем же эпизодам дела;
3) необходимо осуществлять защиту лиц, достигших и не достигших совершеннолетия…».

При выявлении обстоятельств, указанных в ст. 72 УПК РФ, в подп. 1, 2 п. 4 ст. 6 Закона об адвокатуре, в ст. 13 КПЭА, после заключения соглашения адвокат обязан расторгнуть соглашение и заявить самоотвод.

Закон не предусматривает иных оснований для отказа адвоката от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого, кроме тех, которые перечислены в законе.

Соответственно, и факт расторжения соглашения между адвокатом и доверителем, автоматически не может влечь прекращение защиты подозреваемого и обвиняемого по инициативе адвоката.

Таким образом, одностороннее расторжение соглашения в силу закона невозможно. Право на одностороннее расторжение договора может быть предусмотрено в договоре лишь в случае, если это предпринимательский договор. Поскольку ни доверитель, ни адвокат не являются субъектами предпринимательской деятельности, соответственно, они не могут предусматривать в договоре право на одностороннее расторжение договора (ст. 310 ГК РФ).

А в случае указания в соглашении на одностороннее расторжение договора и прекращения защиты адвокатом подобные условия будут противоречить закону и соответственно признаваться ничтожными.

Поэтому надо признать, что законодатель не дает адвокату права отказаться от защиты своего клиента в случае расторжения соглашения, в том числе и по причине неисполнения доверителем условий соглашения по оплате гонорара.

Тем не менее на практике могут возникать ситуации, не позволяющие адвокату продолжать защиту, помимо тех, которые перечислены в ст. 72 УПК РФ, в подп. 1, 2 п. 4 ст. 6 Закона об адвокатуре, в ст. 13 КПЭА. Хотя законодатель не указывает на право адвоката по уважительной причине отказаться от защиты, однако такие обстоятельства могут иметь место, поэтому Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам (КЭС) следует обратить на них внимание.

С моей точки зрения, КЭС должна в своих разъяснениях привести примерный перечень уважительных причин, в силу которых адвокат вправе отказаться от дальнейшей защиты подозреваемого, обвиняемого. Таковыми причинами, на мой взгляд, могут быть: болезнь адвоката; переезд адвоката на постоянное место жительство в другой субъект РФ; передача дела для расследования (рассмотрения) по подследственности (подсудности) в другой субъект РФ, о чем адвокату не было известно при заключении соглашения, и тому подобные причины.

Не дав подобных разъяснений, мы не обеспечим защиту добросовестным адвокатам их прав при осуществлении ими защиты по уголовным делам.

КЭС следует, с моей точки зрения, также предусмотреть ситуации, когда действительно доверитель, злоупотребляя правом, не выполняет условий соглашения в части уплаты гонорара, а также расходов, связанных с осуществлением защиты. Конечно, в этой ситуации адвокатам следует рекомендовать быть более осмотрительными при заключении соглашения с доверителем и до начала защиты, как правило, настаивать на уплате большей части согласованного размера гонорара, памятуя, что отказ от защиты недопустим. Если же так случилось, что клиент не заплатил полного гонорара и настаивает на дальнейшем участии адвоката в деле, то, видимо, Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам в своих разъяснениях необходимо предусмотреть возможность обращения адвоката с соответствующим заявлением в адвокатскую палату субъекта РФ, членом которой он является, и в орган, в чьем производстве находится дело, о прекращении защиты по соглашению и назначению его в качестве защитника в порядке ст. 51 УПК РФ. Конечно, такая ситуация неприятна для адвоката, но наша профессия и статус адвоката обязывают его продолжить защиту подозреваемого, обвиняемого.

Также считаю необходимым Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам дать разъяснения о пределах принятой адвокатом защиты, от которой он не вправе отказаться.

Как известно, уголовное судопроизводство осуществляется стадийно (досудебное и судебное производство). Практика показала, что адвокаты заключают соглашения с доверителями на осуществление защиты как по стадиям (предварительное следствие, судебное следствие), так и на защиту на всех стадиях уголовного судопроизводства.

Согласно п. 2 ст. 13 КПЭА адвокат, принявший в порядке назначения или по соглашению поручение на осуществление защиты по уголовному делу, не вправе отказаться от защиты, кроме случаев, указанных в законе, и должен выполнять обязанности защитника, включая, при необходимости, подготовку и подачу апелляционной жалобы на приговор суда. Адвокат, принявший поручение на защиту в стадии предварительного следствия в порядке назначения или по соглашению, не вправе отказаться без уважительных причин от защиты в суде первой инстанции.

Редакция данной нормы КПЭА все же позволяет адвокату заключать соглашение отдельно на стадии как предварительного следствия, так и судебного разбирательства. В том случае, если адвокат заключил соглашение на осуществление защиты только на стадии предварительного следствия, то отказаться от участия в судебном заседании он может лишь при наличии уважительной причины. Соответственно, Комиссия ФПА РФ по этике и стандартам должна определиться с примерным перечнем уважительных причин, дающих право адвокату отказаться от продолжения защиты на очередной стадии уголовного судопроизводства. Необходимо также дать разъяснения адвокатам, как им поступать в тех ситуациях, когда адвокат заключил соглашение на защиту только на стадии предварительного следствия, подзащитный настаивает на его участии в судебном заседании, а заключать соглашение отказывается, соответственно, отказывается и оплачивать работу адвоката. Может ли адвокат в такой ситуации отказаться от продолжения защиты в судебном заседании?

С моей точки зрения, жизненные ситуации, которые не позволяют адвокату продолжить защиту, очень разнообразны, и в связи с этим было бы целесообразным Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам в своих разъяснениях предусмотреть право адвоката на обращение в совет адвокатской палаты с просьбой о разрешении вопроса о его праве на досрочное прекращение защиты при наличии уважительных причин, препятствующих продолжению защиты подозреваемого, обвиняемого.

Мне резонно могут возразить коллеги тем аргументом, что решение об освобождении адвоката от защиты при вышеуказанных обстоятельствах находится в компетенции дознавателя, следователя и суда, а не совета адвокатской палаты. Да и орган, в чьем производстве находится дело, может игнорировать разъяснение совета, данное адвокату по его обращению о досрочном прекращении защиты.

Да, в этом они отчасти будут правы.

Тем не менее следует принять во внимание следующее.

Действующим уголовно-процессуальным законом не регламентирована процедура прекращения защиты по инициативе адвоката, поскольку законодатель предусмотрел в законе запрет на отказ от защиты, за исключением отвода (самоотвода) адвоката по обстоятельствам, указанным в ст. 72 УПК РФ, и в порядке, установленном п. 1 ст. 69 УПК РФ.
Поэтому полагаю, что данный вопрос процессуально должен разрешаться по аналогии с самоотводом адвоката. То есть адвокат должен обратиться к дознавателю, следователю, суду с заявлением о досрочном прекращении защиты с указанием уважительных причин, по которым он не может продолжить защиту. Окончательное процессуальное решение, с моей точки зрения, должен по этому вопросу принять дознаватель, следователь, суд и в случае удовлетворения данного заявления адвоката – принять меры к замене защитника. Необоснованный отказ дознавателя, следователя и суда в удовлетворении заявления адвоката о досрочном прекращении защиты при наличии уважительных причин может быть обжалован в установленном уголовно-процессуальным законом порядке.

При этом не могут быть признаны законными доводы адвоката в обоснование досрочного прекращения защиты о том, что он разошелся с позицией своего подзащитного, ибо это элементарное нарушение права на защиту. Согласно подп. 3 п. 4 ст. 6 Закона об адвокатуре адвокат не вправе занимать по делу позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя. Это положение закона также нашло отражение в п. 1 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката.

Разъяснения совета адвокатской палаты, данные адвокату по вопросу досрочного прекращения защиты, конечно, не будут обязательными для дознавателя, следователя и суда, поскольку не предусмотрены уголовно-процессуальным законом, но, на мой взгляд, будут играть определенную роль при принятии ими соответствующего процессуального решения, направленного на реальное обеспечение права на защиту подозреваемого, обвиняемого. Тем более что разъяснения совета, данные адвокату, основаны на действующем Законе об адвокатуре.

В соответствии с подп. 19 п. 3 ст. 31 Закона об адвокатуре совет адвокатской палаты дает в пределах своей компетенции по запросам адвокатов разъяснения по поводу возможных действий адвокатов в сложной этической ситуации, касающейся соблюдения этических норм, на основании КПЭА. Согласно п. 4 ст. 4 КПЭА в сложной этической ситуации адвокат имеет право обратиться в совет за разъяснением, в котором ему не может быть отказано. Адвокат, действовавший в соответствии с разъяснениями совета относительно применения положений Кодекса профессиональной этики адвоката, не может быть привлечен к дисциплинарной ответственности (п. 3 ст. 18 КПЭА).

Изложенная точка зрения по вышеуказанному вопросу отражает лишь мое субъективное мнение не только как руководителя региональной палаты, но и как практикующего адвоката.