Меню Закрыть

Дмитрий бартенев адвокат

ЛГБТ судят за политику

На первом в Санкт-Петербурге судебном заседании по «иностранным агентам» рассматривали «политическую деятельность» местной ЛГБТ-организации

В суде Санкт-Петербурга со скандалом начались слушания по делу некоммерческой организации «ЛГБТ-кинофестиваль «Бок о бок», которую обвиняют в нарушении новой статьи КоАП об иностранных агентах. «Бок о бок» получал сотни тысяч рублей из-за рубежа и вел политическую деятельность, не будучи внесенным в специальный реестр, считают в прокуратуре. На первом заседании, на которое не пустили всех желающих, были исследованы материалы дел, рассмотрен ряд ходатайств, суд истребовал из городской прокуратуры документы, на основании которых проводилась проверка организации.

В пятницу в участке № 206 мирового суда Петербурга началось рассмотрение дела автономной некоммерческой организации «Правозащитный ЛГБТ-кинофестиваль «Бок о бок», которую обвиняют в нарушении закона об «иностранных агентах». По мнению прокуратуры, петербургские ЛГБТ-активисты занимались политикой, «осуждая законотворческую деятельность органов законодательной власти субъектов РФ» (об этом «Газета.Ru» подробно писала 14 мая).

Первое в Санкт-Петербурге заседание по обвинению НКО в политической деятельности началось со скандала: на момент начала суда в зал пустили только представителя прокуратуры, адвокатам же предложили подождать за дверью. После того как защитники все-таки попали внутрь, приставы отказались пускать прессу, требуя каких-то «заявок» и «разрешений».

Журналисты в ответ возмущались и кричали приставам, что те нарушают все возможные законы, и требовали их пояснить, на каком основании процесс идет в закрытом режиме.

«Процесс не закрыт, закрыта дверь», — спокойно отвечал пристав, назвавшийся замначальника отдела службы приставов Центрального района Петербурга.

Ситуация разрешилась благодаря адвокатам, которые заявили, что требуют присутствия СМИ. В зал репортеров запускали по одному, тщательно обыскивая. Корреспондента «Газеты.Ru» попросили раскрыть зонт, показать нетбук и все отделения сумки. В итоге из-за таких долгих проверок заседание началось с опозданием на 40 минут. В зал попали всего 9 человек, большая группа поддержки ответчиков осталась снаружи.

Первым делом адвокаты организации Дмитрий Бартенев и Сергей Голубок подали ходатайство, чтобы слушания перенесли на другое время. «Просим отложить дело. В условиях отсутствия гласности рассматривать его нельзя, — заявил Бартенев. — Необходим более вместительный зал или трансляция через интернет, чтобы обеспечить публичность процесса и на него смогли попасть все желающие».

Представитель прокуратуры Верещагин высказался против.

— Это пиар-акция. Вам зал будет нужен все больше и больше, — недовольно сказал он.

— Если это пиар-акция, то устроила ее прокуратура, а не мы, — возмутились в ответ адвокаты. — Мы сюда пришли по ее желанию.

В итоге судья Олег Камальдинов отклонил ходатайство защитников, заявив, что суд не располагает другим залом, у него нет распорядительных функций по другим, а возможность трансляции в сеть отсутствует.

Адвокаты сразу же подали второе ходатайство.

— Просим суд истребовать из прокуратуры соответствующее распоряжение о создании мобильной группы и причинах проверки АНО «ЛГБТ-кинофестиваль «Бок о бок», — заявил адвокат Голубок. — Чтобы понятно было всем, почему вдруг прокуратура начала проверять организацию.

— Проверка была организована прокуратурой на основании имеющихся данных о нарушениях законодательства, — заявил представитель надзорного ведомства Верещагин.

— На основании каких именно данных? — стоял на своем Голубок.

— На основании поступившей информации, — парировал прокурор.

— А откуда поступила информация? — поинтересовался он у прокурора, ответ которого не понравился и судье.

— Я не в курсе. Информация поступила в городскую прокуратуру, а я работаю в районной, — ответил Верещагин.

В итоге суд удовлетворил ходатайство адвокатов об истребовании из горпрокуртуры распоряжения о проведении проверки.

Судья принялся исследовать материалы дела. Он зачитывал документы о поступлении грантов и пожертвований в АНО от зарубежных правительств, посольств, консульств, министерств иностранных дел. Например,

в разные годы правительство Нидерландов перечислило организации 225 тысяч и 800 тысяч рублей на проведение международного кинофестиваля «Бок о бок». Генеральное консульство Норвегии — 500 тысяч, посольство Великобритании — 640 тысяч.

При этом все деньги были израсходованы целевым образом — на оплату проезда участников фестиваля, жилья, питания, лицензий на кинофильмы и т. д. «Да. движение средств есть…» — задумчиво резюмировал судья.

Кроме того, в материалах проверки прокуратуры указано, что АНО выпускала брошюры, носящие политический характер, содержание которых было направлено против изменений в КоАП, касающихся запрета пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних и создания реестра НКО — иностранных агентов.

Авторы брошюр якобы имели целью противодействовать принятию федерального закона РФ и воздействовать на принятие решений органами власти «путем формирования общественного мнения».

Необходимость регистрации в статусе иностранного агента, по мнению прокуратуры, следует из политической деятельности фестиваля. Такой деятельностью прокуроры сочли издание брошюры «Международное ЛГБТ-движение: от местной специфики к глобальной политике» и участие в кампании против городского закона о запрете пропаганды гомосексуализма.

Прокуратура установила, что АНО «осуществляло свою деятельность, выполняя функции иностранного агента», но включена в реестр иностранных агентов не была. На основании изложенного прокуратура и возбудила административное дело в отношении организации. Еще одно дело возбуждено против директора АНО Гульнары Султановой — оно будет рассматриваться в суде Приморского района.

Адвокаты вновь выступили с ходатайствами.

— В постановлении прокуратуры содержатся два обвинения по части 1 статьи 19.34 КоАП и части 2 статьи 19.34, — сказал адвокат Бартенев. — Это два разных состава, и по каждому надо выносить отдельное постановление. Это дело надо как два рассматривать по-хорошему — осуществление деятельности и публикация материалов».

— Ну а по поводу виновности хотите высказаться? — спросил судья, отказав в этом ходатайстве.

— Организация невиновна, — твердо заявил адвокат Голубок.

— С учетом позднего времени и того, чтобы рабочий день уже кончился, считаю необходимым отложить заседание, — подвел итог судья. Следующее заседание назначено на 6 июня.

«Те законы, на основании которых было возбуждено дело, не соответствуют Конституции,

— сказал после заседания «Газете.Ru» адвокат Бартенев. — Кроме того, только 9 человек смогли попасть в зал, а пленум Верховного суда в прошлом году обратил внимание, что судам необходимо создавать такие условия, чтобы общественность могла наблюдать за процессом».

«Сегодняшнее заседание показало, что у стороны обвинения нет аргументов, очень слабая позиция, до сих пор они не представили оснований из-за которых проводили у нас проверку, — сказала «Газете.Ru» директор АНО Султанова. — Издание брошюры — это не политическое действие, оно не может им быть. В наших брошюрах просто представлена информация, посвященная определенным процессам в российском обществе».

По словам Султановой, кампания «Вместе остановим гомофобный закон» проводилась организацией в 2011 году против гомофобного закона в Петербурге и никак не связана с федеральным законом о «пропаганде». Кроме того, на тот момент федеральный закон не действовал.

«Наша деятельность носит общественно-полезный характер, мы работаем для российских граждан», — говорит Султанова.

ЛГБТ-кинофестиваль «Бок о бок» намерен оспаривать «ярлык» «иностранный агент» во всех судебных инстанциях, вплоть до Европейского суда по правам человека в Страсбурге.

Международный ЛГБТ-кинофестиваль «Бок о бок» был впервые проведен в Санкт-Петербурге в 2008 году. Своей целью организаторы фестиваля ставят борьбу с мифами и стереотипами, которые препятствуют развитию ЛГБТ-сообщества в России.

В конце 2012 года был принят новый закон, регулирующий деятельность некоммерческих организаций. Согласно ему, НКО, финансируемые из-за рубежа и занимающиеся на территории России политической деятельностью, должны регистрироваться в качестве иностранных агентов. Первой НКО, которая была привлечена к ответственности по новому закону, стала ассоциация наблюдателей на выборах «Голос». За нарушение законодательства суд оштрафовал организацию на 300 тысяч рублей. 8 мая на это решение была подана апелляционная жалоба.

Питерским организациям «Бок о бок» и «Мемориал» вменяется отказ регистрироваться в качестве иностранных агентов. По словам директора ЛГБТ-кинофестиваля «Бок о бок» Гульнары Султановой, производство возбуждено по статье 19.34 КоАП — «Нарушение порядка деятельности некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента».

Прокурорская проверка организации стартовала еще 21 марта, когда в офис организации нагрянули силовики. После предоставления документов 23 апреля в офисе появился сотрудник надзорного ведомства с новым списком — подчиненные Юрия Чайки требовали все фильмы и печатные материалы.

Спустя неделю, 30 апреля, организация получила повестку. В представлении за подписью прокурора Центрального района Санкт-Петербурга Д. Г. Бурдова кинофестивалю вменяются два нарушения — издание брошюры «Международное ЛГБТ-движение: от местной специфики к глобальной политике», а также участие в кампании «Вместе остановим гомофобный закон».

Готовятся к суду и в АДЦ «Мемориал». Правозащитники получили постановление 30 апреля. Они, так же как и «Бок о бок», являясь, по мнению надзорного ведомства, иностранным агентом, не зарегистрировались в соответствующем реестре.

Доказательством ведения ими политической деятельности служит отчет «Цыгане, мигранты, активисты: жертвы полицейского произвола», направленный в Комитет ООН против пыток. Важная деталь: материалы направлены в ООН до вступления в силу т. н. закона об НКО — «иностранных агентах». На пороге «Мемориала» силовики в первый раз появились 26 марта. Общественники предоставили им 3000 страниц своей документации. Визитеров крайне раздосадовал отчет правозащитников, рассказывающих европейцам о коррумпированных российских полицейских.

Бартенев Дмитрий Геннадиевич

Окончил юридический факультет Петрозаводского государственного университета в 1999 году, Michigan State University в 2002 году, аспирантуру Санкт-Петербургского Государственного Университета по специальности «Международное право» в 2004 году

Имеет ученую степень кандидата юридических наук

Эксперт Совета Европы в сфере имплементации прав человека

С 2004 года специализируется на судебных спорах в сфере прав человека и психиатрической помощи, ведении дел в Европейском Суде по правам человека, а также спорах по возмещению имущественного и компенсации морального вреда, причинённого нарушением прав потребителей медицинских услуг

В Адвокатском бюро оказывает правовую помощь гражданам, в том числе пациентам, их родственникам, врачам, а также медицинским организациям и некоммерческим организациям по следующим категориям споров и обращений:

  • обращение и представительство в Европейском Суде по правам человека
  • обращение и представительство в Конституционном Суде Российской Федерации
  • защита по уголовным делам, касающимся определения вменяемости и назначения принудительного лечения
  • возмещение вреда, причинённого некачественным оказанием платных медицинских услуг
  • ведение договорной работы некоммерческих организаций, разработка уставных документов и договоров
  • правовое обеспечение некоммерческой деятельности
  • консультирование и судебное представительство по вопросам ограничений прав граждан в сфере психиатрической помощи (недобровольная госпитализация, диспансерное наблюдение, отказ в доступе к определённым профессиям и пр.)
  • консультирование и судебное представительство по вопросам ограничения дееспособности и назначения опеки
  • возмещение вреда жизни и здоровью при некачественном оказании и неоказании медицинских услуг в рамках обязательного медицинского страхования, добровольного медицинского страхования, платных медицинских услуг, медицинских услуг, оказываемых за счёт средств бюджета
  • возмещение вреда, причинённого смертью кормильца, при некачественном оказании или неоказании медицинских услуг
  • защита медицинских работников (подозреваемых, обвиняемых, подсудимых) по уголовным делам, связанным с причинением вреда жизни и здоровью в результате ненадлежащего выполнения медицинскими работниками должностных обязанностей, неоказании медицинской помощи, оказании медицинских услуг, не отвечающих требованиям безопасности
  • представительство потерпевших и гражданских истцов по уголовным делам, связанным с причинением вреда здоровью и жизни в результате ненадлежащего выполнения медицинскими работниками должностных обязанностей

Автор 31 печатной работы в области прав человека, медицинского права, международного права

В 2009 году и 2017 году получил награду Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за успехи в защите прав граждан в Конституционном Суде и Европейском Суде по правам человека

Преподаватель кафедры международного права юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета

Свобода лучше, чем несвобода

Адвокат Дмитрий Бартенев отстаивает в суде права тех, у кого их забрали — жителей психоневрологических интернатов

Дмитрий Бартенев довольно сдержан, о себе рассказывает не очень охотно: адвокат, партнер известной в Петербурге адвокатской группы «Онегин». По первому образованию медик, поэтому занимался вопросами права в области медицины. 15 лет назад на одной из конференций познакомился с директором организации, которую тогда только создавали, «Психиатрический правозащитный центр».

Дальше уже речь о работе, и Бартенев оживляется, начинает говорить так, как ожидаешь от адвоката. «На мой взгляд, люди с психическими расстройствами подвергаются дискриминации во многих сферах жизни, наиболее яркий пример — система закрытых учреждений для таких людей, психоневрологических интернатов и больниц. Изолировать человека от общества только по причине расстройства — это серьезное нарушение прав человека, что нужно признать и пытаться изменить».

Дело Штукатурова

Дело Павла Штукатурова, одно из первых нашумевших дел в области защиты прав людей с ментальной инвалидностью, длилось пять лет, с 2004-го по 2009-й. Штукатурова заочно лишили дееспособности, поместили с подачи матери в психиатрическую больницу. Когда он самостоятельно в интернете нашел адвоката Бартенева и попросил помочь обжаловать решение суда, выяснилось, что он в принципе не может обратиться к адвокату. Недееспособный же. Все юридические права у опекуна. А опекун — мама, сдавшая сына в интернат. Круг замкнулся. Долгое время Бартеневу просто запрещали даже видеться и разговаривать с клиентом, и сперва адвокат отстоял для Штукатурова, а вместе с ним и для всех остальных пациентов психиатрических больниц и интернатов, простое право обратиться за юридической помощью самостоятельно, а не через опекуна. Потом Штукатуров с Бартеневым добились того, что суд стал вызывать в заседание того, кто оспаривает свою недееспособность, отказывается от больницы или интерната. До этого судей вполне удовлетворяли медицинские справки.

Адвокат Дмитрий Бартенев Фото: Екатерина Резвая для ТД

«Дееспособности в большинстве случаев лишают заочно, без ведома и согласия самого человека. Это может быть оправдано, но в редких случаях, если интеллект человека нарушен до такой степени, что он не понимает простейших вопросов и самой судебной ситуации. Такие люди, к сожалению, есть, хотя их не так много. Большинство людей, несмотря на психические нарушения, не должны рассматриваться как неспособные участвовать в суде и доказывать свою самостоятельность. Очень важно понимать значение недееспособности. Становясь недееспособным по решению суда, человек перестает быть личностью и юридически, и, в общем, фактически, поскольку на практике считается, что опекун может решать, с кем общаться человеку, где жить, куда ходить. Хотя на самом деле недееспособный человек имеет много самостоятельных прав, попадая в систему интернатов, он теряет себя, свою идентичность», — говорит адвокат.

Право на подарок

Сорокалетняя Ирина Делова много лет жила в ПНИ и исправно из своей пенсии платила за проживание. Но в 2012 году ее ни с того ни с сего, безо всяких объяснений лишили права самостоятельно тратить свою пенсию. Интернат, готовясь к очередной административной проверке, признал ее недееспособной и распорядился так, что на основании недееспособности женщина не могла иметь личные деньги для своих скромных нужд. Нужды эти, кстати, носили глубоко альтруистический характер: Ирина любила делать окружающим маленькие подарочки. Бартенев отстоял ее законное право на пенсию, а заодно, благодаря делу Деловой, в законодательстве появился термин «ограниченная дееспособность». Точнее, термин существовал и раньше, но применялся лишь к наркозависимым. Теперь его можно применять и в психиатрической сфере.

«Как правило, медицинский критерий в судебной практике доминирует. Большинство людей считают, как медики сказали, так и должно быть. И это как раз то, с чем я и организации, с которыми я работаю, боремся с разной степенью успешности. За последние годы мы добились того, что недееспособность начала восприниматься как проблема прав человека. До этого считалось, что это некий социальный статус, который нужен человеку беспомощному, как формальная помощь и даже забота. А на деле недееспособный человек приравнивается к вещи. В статьях законов используются глаголы, более подходящие к неодушевленным предметам: «передать», «поместить»…»

Бартенев относится к своим клиентам прежде всего, как к людям, с которыми ни в коем случае нельзя работать сквозь призму диагноза «душевнобольной». Даже если человек не способен понимать отдельных вещей, он человек, у которого есть душа, свободная воля, человеческое достоинство. Особенностей поведения своих клиентов Бартенев не боится. Отказываться от работы приходилось, но в основном в тех случаях, когда становилось ясно, что человек, обратившийся с жалобой, пытается решить совсем другую проблему.

В первую очередь проблемой людей, попавших в ПНИ, становится ощущение ненужности, тотального равнодушия. Бартенев говорит, что не встречал еще ни одного человека, который бы хотел жить в интернате, даже если альтернативой станет улица. У многих из них просто нет выбора. Например, когда родственники, уставшие от ежедневной заботы, буквально «сдают» родных в интернат. Сейчас Бартенев работает над таким случаем: мама поместила совершеннолетнюю дочь (разумеется, без ее согласия) в интернат. К адвокату обратился отец девушки, который не может забрать ее на постоянное проживание, потому что живет с другой семьей. Но он хочет забирать дочь на выходные, гулять с ней, общаться, словом, давать те возможности, которых в интернате никогда не было и не будет. И даже это право отца приходится доказывать в суде.

Комфортное решение

«Люди, живущие в ПНИ, понимают многие вещи, исходя из своей реальности. Они очень зависимы от поддержки, пытаются цепляться за любые предложения помощи. Универсальных рецептов по ведению таких дел нет. Здесь очень важно быть порядочным, потому что есть риск того, что беззащитный человек с ментальными ограничениями согласится с любым решением, которое ему предложит адвокат. Я это осознаю. Я часто принимаю не то решение, которое я считаю наиболее выгодным и оптимальным для подзащитного, а то, которое было бы комфортно для самого клиента. Которое отвечает его интересам, как он сам их понимает. Я очень благодарен организациям, которые работают вместе со мной — «Перспективы» (СПб), «Центр лечебной педагогики» (Москва), которые помогают поддерживать клиента. Это не только профессионалы, но и люди, которым небезразличны жители интернатов, которые могут даже не иметь специального образования, но вникают и делают много для поддержки этих людей».

Адвокат Дмитрий Бартенев Фото: Екатерина Резвая для ТД

К сожалению, сейчас у нас нет здоровой альтернативы интернатам. Люди, которые хотят выйти из интернатов «на волю», часто не могут этого сделать, потому что планка самостоятельности, которую им приходится доказывать, слишком высока. Получается, если отказались родственники, или опекун, например, скончался, другой дороги просто нет. У Бартенева были и такие случаи: молодой человек, более 10 лет проживший в психиатрической больнице из-за смерти опекуна, находился там по социальным показаниям: нет опекуна — не может жить один. Хотя у молодого человека была собственная квартира. Адвокат добился того, что органы опеки забрали его из больницы, поселили в его собственную квартиру и по закону стали осуществлять опеку над ним. Раз в неделю сотрудники опеки приходят и приносят продукты, так как мужчина сам не вправе тратить деньги. Это стало первым прецедентом такого рода в Санкт-Петербурге.

«В этой ситуации важно не только добиться прекращения необоснованной изоляции человека в больнице или интернате, важно понимать, что человек с психическими проблемами может нуждаться в поддержке, и для многих таких людей одного наличия жилья мало. Наша задача — показать, что альтернатива закрытым учреждениям — это проживание в обществе, но при наличии необходимой поддержки. И за этим будущее. Но пока мы только в начале этого непростого пути», — говорит Дмитрий.

Многие люди с ментальной инвалидностью, живущие в интернатах, просто не могут напрямую обратиться к адвокату. Зачастую они чувствуют проблему, но не могут самостоятельно ее описать. Поэтому большинство обращений к Бартеневу поступает от организаций, которые поддерживают таких людей. Обращения к адвокату от родственников идут на втором месте.

«С родственниками как раз часто судятся. К сожалению, психиатрия в нашей стране иногда используется как оружие для решения совсем других проблем: например, ограничение родительских прав. Чего проще — отправить в интернат или в больницу, чтобы отказаться от совместного проживания. Ну и, конечно же, криминальные моменты, связанные с недвижимостью. И сама система пока все еще довольно легко откликается на эти запросы», — рассказывает адвокат.

Адвокат Дмитрий Бартенев Фото: Екатерина Резвая для ТД

Из ПНИ хотят выйти многие. Кому-то там вынужденно хорошо — привычная обстановка, где-то встречается более человеческое отношение. Но практика Дмитрия показывает: если человек может выразить свое желание, то он не хочет жить в интернате.

«Многие хотят получить доступ к каким-то элементарным вещам. Например, курить. В каком-то смысле это их способ почувствовать доступную для них степень свободы. Если человек хочет курить, то ему не должно это запрещаться только потому, что он в интернате».

Дмитрий говорит, что еще не видел ни одного человека, который пожалел бы о том, что ушел из интерната. Даже те, кто в результате оказался на улице. И еще считает, что, если человек, понимая и принимая все риски, хочет выйти на свободу во что бы то ни стало, то долг адвоката помогать.

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

Бартенев Дмитрий Геннадьевич

Основные данные:

При добавлении отзыва на страницу Бартенев Дмитрий Геннадьевич, постарайтесь быть объективными. Любой комментарий проходит проверку модераторов, это занимает время. Ваши слова должны быть ПОДКРЕПЛЕНЫ ДОКУМЕНТАЛЬНО(чеки, решения суда и пр.)! Оставляйте контакты, иначе ваш отзыв рискует быть удаленным!

Вся доступная информация об адвокате Бартенев Дмитрий Геннадьевич. Информация взята с открытого источника: сайта Минюста РФ и предоставляется посетителям на безвозмездной основе. Если вы Бартенев Дмитрий Геннадьевич и хотели бы дополнить, изменить или удалить информацию о себе, напишите нам письмо.
Данная страница не является официальной страницей адвоката. Данный адвокат не является сотрудником сайта ТопЮрист.РУ и не оказывает здесь консультаций. Если вы хотите решить свою проблему, то воспользуйтесь бесплатной юридической консультацией от наших партнеров.

Петербургские правозащитники ждут новой волны проверок

Некоммерческие организации Санкт-Петербурга подвели итоги проверок, которые весной этого года проводила в их рядах городская прокуратура и ряд других надзорных органов. Целью проверок было выявление тех НКО, которые, занимаясь политической деятельностью, получают финансирование из-за рубежа и отказываются от внесения в реестр «иностранных агентов».

Год российскому закону «об иностранных агентах»

Согласно данным прокуратуры Петербурга, на территории города зарегистрировано 9660 НКО. Из них проверке подверглось менее 1%. При этом, иностранное финансирование получают лишь 65 организаций, из которых прошедшей проверкой были охвачены 22.

Результаты деятельности проверяющих органов были оглашены во время круглого стола, который 9 октября провел Санкт-Петербургский Научно-исследовательский центр (НИЦ) «Мемориал» при поддержке германского Фонда имени Фридриха Наумана (Friedrich-Naumann-Stiftung).

Гонениям подверглись те, кто раздражал власть

Георгий Сатаров: Следует ожидать усиления давления на НКО

Дмитрий Бартенев

По окончании проверок петербургская прокуратура направила в суд дела о нарушении закона «Об иностранных агентах» в отношении трех НКО. Адвокат Дмитрий Бартенев замечает, что выбор этих организаций неслучаен, так как именно они своей деятельностью более других раздражали власти. Речь идет об Антидискриминационном центре (АДЦ) «Мемориал», защищающем права национальных меньшинств и о двух НКО, занимающихся проблемами ЛГБТ-сообщества: кинофестивале «Бок о Бок» и организации «Выход».

Изначально и организации в целом, и отдельно их руководители должны были уплатить штрафы в 500 000 рублей и 300 000 рублей соответственно. Однако благодаря действиям адвокатов дело в отношении организации «Выход» и ее руководителя было полностью прекращено. Что касается кинофестиваля «Бок о Бок», то, по словам Бартенева, пока прекращено дело только в отношении самой организации. «Сейчас рассматривается наша жалоба на постановление, согласно которому руководитель Гуля Султанова была признана виновной в отказе внести организацию в реестр «иностранных агентов», — поясняет адвокат.

Что же касается АДЦ «Мемориал», то, как считают адвокаты, причиной передачи дела в суд стал отчет «Цыгане, мигранты, активисты — жертвы полицейского произвола», подготовленный к 49-й сессии Комитета против пыток ООН 9 ноября 2012 года и представленный до вступления в силу закона «Об иностранных агентах».

В настоящее время сотрудники АДЦ совместно с адвокатами подготовили гражданский иск по поводу требования прокуратуры зарегистрировать данную НКО в реестре «иностранных агентов». Рассмотрение иска назначено в Ленинском районном суде Санкт-Петербурга на 14 октября.

Прокуратура имитирует бурную деятельность

Эмблема Научно-исследовательского центра «Мемориал»

Когда проверки петербургских НКО только начинались, кто-то из руководства городской прокуратуры назвал «Мемориал» «многоглавой организацией». Об этом с улыбкой рассказала модератор круглого стола Татьяна Косинова. Дело в том, что в Санкт-Петербурге действуют общество «Мемориал», а также одноименные Антидискриминационный и Научно-информационный центры. И прокурорскую проверку проходили «все три головы».

Хельсинкская группа

Всемирная организация против пыток

Закон об иностранных агентах

Закон Димы Яковлева

НКО (некоммерческая организация)

Права человека

Иностранный агент

Однако, в отличие от Антидискриминационного центра, НИЦ «Мемориал» отделался лишь замечанием со стороны прокуратуры по поводу двух мелких нарушений — несоответствия юридического и фактического адресов и использования незарегистрированной символики. «Мы сейчас находимся в процессе ликвидации этих нарушений. Хотя нашу символику в виде совы мы используем на визитках, бланках и книгах уже около 20 лет», — пояснила Косинова.

В беседе с корреспондентом DW она назвала прокурорскую проверку некоммерческих организаций «имитацией бурной деятельности». «Сейчас у властей нет нужного количества опричников, и прокуратуре даже приходилось задействовать в рейдах по офисам НКО студентов старших курсов юрфака», — сказала Косинова. А когда проверяющие столкнулись с сопротивлением, они оказались в полной растерянности, поскольку у них нет опыта применения подобных законов.

НКО расслабляться рано

Вместе с тем участники круглого стола предупредили, что некоммерческим организациям рано расслабляться. Директор автономной некоммерческой организации «Ресурсный правозащитный центр» Мария Каневская рассказывает, что в сентябре началась вторая череда проверок, на сей раз среди благотворительных организаций, помогающим сиротам и детям-инвалидам. По словам Каневской, эти НКО становятся жертвами «закона Димы Яковлева», поскольку финансирование они получают, в основном, от американских фондов.

При этом проверяемые зачастую не связываются ни с адвокатами, ни с журналистами. По мнению Марии Каневской, эти НКО «думают, что, может быть, они действительно нарушили закон, и боятся, что их спонсоры уменьшат финансирование». Директор «Ресурсного правозащитного центра», в свою очередь, считает, что проверки были незаконными, и призывает все НКО к большей информационной открытости. Тем более что, как стало известно в ходе круглого стола 9 октября, в Центр по противодействию экстремизму (Центр «Э») недавно были вызваны руководители католической благотворительной организации Caritas и кинофестиваля «Бок о Бок».